Аким – Грибной Человек

Аким - Грибной Человек

С Акимом и Сашей. Тула. 1993. Сегодня, 2 сентября 2021, моему первенцу Акиму исполнилось бы 30 лет. Ни один человек не играл и не играет в моей жизни такой важной роли, как он. Его жизнь и его мученическая смерть сделали меня тем, кем я стал. Я не мог не написать книгу об Акиме: Аким – Грибной Человек. В этой книге отобразилась не только жизнь моего сына, не только жизнь семьи, но и многое из того, что произошло за это время со всеми нами – рожденными в СССР. На Открытой Семинарии поделюсь некоторыми фрагментами из книги, из жизни.

Глава 1: Грибной Человек

Аким был одним из последних детей, рожденных в СССР. Памятуя об этом он годами позднее купил себе майку, на которой написано "Сделан в СССР". В отличие от нас, его родителей, которые в свое время пережили наваждение эйфории от падения Советского Союза, Аким относился к развалу державы сдержанно и осмотрительно. Он вообще не любил поспешных суждений и старался во всем основательно разбираться. Поэтому и я постараюсь быть основателен, и тоже постараюсь во всем разобраться. Разобраться в том, что произошло со мной, с моей семьей, с моей страной, с этим миром за последние 23 года – те 23 года жизни, что были отпущены моему первенцу, моему сыну Акиму. Иначе говоря, волей или неволей я остановился, или остановлен был, на путях своих, и прежде чем идти куда-то вперед я хочу еще раз обернуться назад. Может там я увижу подсказку – "куда ж нам плыть?"

Аким - Грибной Человек

Итак, Аким родился в СССР. По идее он должен был родиться прямо в самый разгар того, что принято называть "путчем ГКЧП". Моя жена Алена весь "путч" пролежала в больнице, а я каждый день носился из Тулы в Узловую в попытках напечатать и забрать очередной номер газеты "Слово примирения". Это была самая первая христианская газета в Советском Союзе, появившаяся после долгих десятилетий запретов на печатание христианской периодической литературы – на хранящемся у меня до сих пор разрешении на право издавать эту газету все еще красуется герб Советского Союза.

Я был редактором, макетчиком, фотографом, репортером, переводчиком, издателем, снабженцем, почтальоном, дистрибютером, маркетологом и пр. и пр. Моя жена заполняла ряд других должностей, необходимых для того, чтобы газета выходила каждые две недели, распространялась, и чтобы количество читателей росло. Каждый день перед нами стоял ряд неразрешимых задач – достать рулоны бумаги, краску, конверты, запчасти, бензин и многие другие вещи, которые в тот год были почти недоступны.

Читайте также:  САМЫЙ ОПАСНЫЙ МАГНИТ ВО ВСЕЛЕННОЙ: ДИАМЕТРОМ 20 КМ.

Аким - Грибной Человек

Но мы были настолько преисполнены энтузиазмом и энергией, что каким-то образом, с Божией помощью, конечно, справлялись с многочисленными сверхзадачами каждого дня. На разбитной зеленой Ниве без стартера, без второй, четвертой и задней передач, и многих других кажущихся нам теперь необходимых атрибутов автомобиля, я колесил по Тульской и Московской областям эти задачи выполняя. Один раз прямо с прицепом проехал по брусчатке Красной площади. Сегодня этому, наверное, мало кто поверит, но это правда – в поисках конвертов я исколесил всю Москву, заблудился, и проехал прямо по Красной площади. Тогда еще был СССР. Меня никто не остановил.

А вечерами и ночами работали над содержанием газеты. Я переводил статьи, писал репортажи, эссе, новости, обзоры, очерки – под дюжиной разных имен. Алена тоже много писала, но еще больше печатала и перепечатывала, редактировала и корректировала статьи. Наверное, нет необходимости говорить, что денег у нас в ту пору тоже не было. Работа в Церкви всегда неважно оплачивалась. Редакция газеты размещалась прямо в нашей маленькой квартирке на улице Оружейной в Туле – прямо возле возлюбленного мною с детства парка.

Аким - Грибной Человек

Каждый день через нашу двухкомнатную хрущевку проходили многие люди – наши спецкоры, два Вити (Иванов и Стенин), наши добровольные помощники Ваня и Володя (фамилии которых называть не буду, т.к. они съиграли не самую светлую роль в истории нашей газеты), наша пенсионерка-бухгалтерша, моя правая рука – Игорь Худов, а также ряд авторов, поэтов, художников, фотографов, спекулянтов, гостей с Востока и с Запада. Или вдруг, как снег на голову, приезжали свеже-освободившиеся, тепленькие с зоны, уверовавшие во Христа зэки – тоже получатели нашей газеты. И находили у нас ночлег и еду, иногда на несколько дней. Ничего, кстати, у нас не своровали. В общем, жить было интересно, жить было весело.

А тут еще "путч". Как я узнал о нем? Приехал в Узловую, в типографию, в которой мы печатали нашу газету, а главный инженер, Виктор Владимирович, говорит нам: газету печатать не будем, печать всех газет и изданий по стране заморожена. В стране, говорит, не то порядок наводят, не то беспорядок. Вот так я впервые вплотную столкнулся с силой политических ветров. Алена лежала все это время в больнице, пребывая в блаженном неведении относительно того, что происходит в стране. Если кто помнит, по радио целыми днями тогда передавали классическую музыку. Алена узнала о ситуации в стране от меня, когда вечером я вернулся из Узловой, где мне все-таки удалось, в обход всех постановлений, издать очередной номер газеты. Я подкатил на своей – незадолго до этого я поменял шило на мыло, Ниву на – прямо под окно роддома, забрался на капот, чтобы видеть жену, и обрисовал обстановку, как я ее тогда понимал.

Читайте также:  Какие места на Земле самые труднодоступные

Аким - Грибной Человек

Для кого-то такой разговор был бы причиной поспешных родовых схваток. Но наш мальчик видимо понял, что в мире не все так спокойно, и решил повременить с выходом в этот свет. Через несколько дней Алену выписали из Железнодорожной больницы, в которой она тогда лежала. И она провела замечательную неделю дома и на даче. Стояла чудная погода – дни были прозрачные, тихие, ясные, теплые.

В субботу я приехал на на богослужение, которое тогда проходило в Доме Культуры Оружейника. Когда я вышел после богослужения и подошел к машине, у нее недостовало всех колес! Сняли! А мы так надеялись с Аленой поехать на другой день куда-нибудь за город, в лес, за грибами. Мне одолжили на часок-другой старые запаски, чтобы доехать до дому, но их надо было отдать. А покупать новые колеса денег не было. Да и колес в продаже не было. Оставалось одно – просить моего двоюродного брата Юру одолжить его Запорожец. Вот на этой старой развалине, которая в то воскресное утро почему-то завелась, мы и отправились в далекое, за 40 километров от города, путешествие – в сторону Одоева, в деревню Радуговище, где у нас проживали родственники, и куда мы иногда ездили за грибами.

Аким - Грибной Человек

Весь день мы ходили по лесу, низко кланяясь подберезовикам, подосиновикам и белым грибам. Мы нарвали в тот день много грибов. И нашему сыночку так понравился лес, природа, чистый воздух, тишина, птение птиц, аромат поля, что вскоре по возвращении домой – Запорожец трещал, дрожал, стонал, прыгал, но доехал – он решил, наконец, собираться на белый свет. Если нам там было хорошо, значит и ему будет неплохо. Под утро у Алены начались схватки, и я отвез ее в больницу.

Там и обозначились первые контуры конфликта между официальной медициной и Акимом. Доктор был, естественно, пьяненький, медсестры пили чай, и Алена 6 часов лежала в сильных схватках, без всякой помощи. А когда схватки уже стали угасать, так как сил не оставалось, пришел пьяненький доктор и медсестры, и стали тащить Акима щипцами за голову. А потом утащили его куда-то, и не давали нам два дня – якобы, чтобы он оправился от стресса. Не знаю, как Аким, но мне было тяжело оправиться от этого стресса. Но все же мы знали, что все хорошо, что у нас родился сын. Мы, кстати, до последнего не знали – будет ли у нас мальчик или девочка. Когда я спросил Алену, стоя под окном ее палаты, как мы его назовем, она сказала: назовем его Аким.

Читайте также:  Научные вопросы по Эдварду Уилсону

Аким - Грибной Человек

Я согласился. Почему Аким? Я тогда даже не спросил – имя мне понравилось. А узнал я откуда такой выбор позже. Оказывается, незадолго до этого Алена смотрела документальный фильм про какого-то французского революционера, который назло своим буржуазно-мещанским родителям назвал сына славянским, как ему казалось, именем Аким. В знак протеста против западного буржуазного корпоративного общества. Интересно, что наш Аким полностью разделял взгляды этого революционера на западное общество. И хотя Аким вырос и сформировался по большей части в США и Канаде, он оставался верен своему славянскому происхождению, и терпеть не мог тот порядок вещей в Западном мире, где всем, в том числе идеологией, заправляют корпорации. Аким и был революционером, только его революция заключалась не в мятеже, а в отказе играть предложенную ему – в том числе нами, его родителями – престижную игру в преуспевающий средний класс. Аким принадлежал к духовно высшему сословию, а к социальным и экономическим условностям всегда оставался глубоко безразличен.

P.S. Возможно я еще поделюсь здесь, на Открытой Семинарии, отрывками из моей книги "Аким – Грибной Человек". Или вышлю вам книгу почтой, если хотите. Господь даровал нашей семье очень необычную и насыщенную жизнь – которой хватило бы на десятки жизней. Как некогда воскликнул псалмопевец, царь Давид: "Межи мои прошли по прекрасным местам, и наследие мое приятно для меня" (Пс 15).

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий