Аким – Грибной Человек

Аким - Человек-гриб

С Акимом и Сашей. Тула. 1993. Сегодня, 2 сентября 2021 года, моему старшему сыну Акиму исполнилось бы 30 лет. Ни один другой человек не играл и не играет в моей жизни такой важной роли, как он. Его жизнь и его мученичество сделали меня тем, кем я стал. Я не мог не написать книгу об Акиме: Аким – человек-гриб. Эта книга отражает не только жизнь моего сына, не только семейную, но и многое из того, что произошло за это время со всеми. Мы – рожденные в СССР. На открытом семинаре поделюсь отрывками из книги, из жизни.

Глава 1: Человек-гриб

Аким был одним из последних детей, рожденных в СССР. Помня об этом, годы спустя он купил футболку с надписью «Сделано в СССР». В отличие от нас, своих родителей, когда-то испытавших очарование эйфории после распада Советского Союза, Аким отнесся к краху государства сдержанно и осторожно. Вообще он не любил поспешных суждений и старался все досконально разобраться. Поэтому я постараюсь быть внимательным, и я тоже постараюсь все понять. Чтобы понять, что случилось со мной, моей семьей, моей страной, этим миром за последние 23 года, те 23 года жизни, которые были отданы моему первенцу, моему сыну Акиму. Другими словами, нравится мне это или нет, я остановился или был остановлен на моем пути, и, прежде чем я куда-то пойду, я хочу вернуться. Возможно, там я увижу подсказку: «Куда поплывем?”

Аким - Человек-гриб

Итак, Аким родился в СССР. Теоретически он должен был возникнуть прямо в середине того, что принято называть «путчем ГКЧП». Моя жена Алена весь «путч» провела в больнице, и я каждый день мчался из Тулы на Узловую, пытаясь напечатать и забрать очередной номер газеты «Слово примирения». Это была самая первая христианская газета в Советском Союзе, которая появилась после многих десятилетий запрета на печать христианских периодических изданий – на гербе Советского Союза до сих пор есть моя лицензия на издание этой газеты.

Я был редактором, верстальщиком, фотографом, репортером, переводчиком, издателем, поставщиком, почтальоном, дистрибьютором, маркетологом и т.д. Читатели выросли. Каждый день нам приходилось сталкиваться с чередой неразрешимых задач: добыча рулонов бумаги, краски, пакетов, запчастей, бензина и многих других вещей, которые в тот год были практически недоступны.

Аким - Человек-гриб

Но мы были настолько полны энтузиазма и энергии, что каким-то образом, конечно же, с Божьей помощью, справились с многочисленными сверхзадачами каждого дня. На разбитой зеленой Ниве без стартера, без второй, четвертой и реверсивной и многих других атрибутов автомобиля, которые сейчас кажутся нам необходимыми, я ездил по Тульской и Московской областям, выполняя эти задачи. Однажды я проехал прямо с прицепом по брусчатке Красной площади. Сегодня, наверное, мало кто поверит, но это правда: в поисках конвертов я объездил всю Москву, заблудился и пересек Красную площадь. Потом был СССР. Никто меня не останавливал.

Читайте также:  МГУ. Низовцев. Дуализм света #181

И вечером, и ночью мы работали над содержанием газеты. Я переводил статьи, письменные отчеты, эссе, новости, обзоры, эссе – под десятком разных имен. Алена тоже много писала, но еще больше напечатала и перепечатала, отредактировала и исправила статьи. Наверное, само собой разумеется, что тогда у нас даже не было денег. Работа в церкви всегда плохо оплачивалась. Редакция находилась прямо в нашей маленькой квартире на Оружейной улице в Туле, рядом с любимым с детства парком.

Аким - Человек-гриб

Ежедневно через нашу двухкомнатную хрущевку проходило много людей: наши специальные корреспонденты, две Вити (Иванов и Стенин), наши добровольные помощники Ваня и Володя (не буду называть их имена, так как они сыграли не самую яркую роль в повести нашей газеты), бухгалтер на пенсии, моя правая рука – Игорь Худов, а также многочисленные писатели, поэты, художники, фотографы, спекулянты, гости с Востока и Запада. Или внезапно, как снег на голову, они вышли, как только их освободили, теплые с местности, верящие во Христа узники – тоже получатели нашей газеты. И они находили у нас ночлег и еду, иногда на несколько дней. Кстати, у нас ничего не украли. В общем, жизнь была интересной, жизнь была веселой.

А потом еще «путч». Как я узнал о нем? Я приехал на Узловую, в типографию, где мы издали нашу газету, и главный инженер Виктор Владимирович нам говорит: мы не будем печатать газету, печать всех газет и изданий в стране заморожена. В деревне, говорит он, либо наводят порядок, либо наводят беспорядок. Так я столкнулся лицом к лицу с мощью политических ветров. Все это время Алена провела в больнице, в блаженном неведении о том, что происходило в стране. Если кто помнит, по радио весь день крутили классическую музыку. О ситуации в стране Алена услышала от меня, когда я вечером вернулся с Узловой, где все же удалось, в обход всех правил, выпустить очередной номер газеты. Я сел на свое – как раз перед тем, как поменять шило на мыло, на Ниву – прямо под окном больницы, залез на капот к жене и обрисовал ситуацию, как я тогда понял.

Читайте также:  Формула Любви 2.0

Аким - Человек-гриб

У некоторых такой разговор вызвал бы поспешные схватки. Но видимо наш парень понял, что в мире не все так спокойно и решил отложить релиз в этом мире. Через несколько дней Алену выписали из железнодорожной больницы, где она тогда лежала. И он провел чудесную неделю дома и в деревне. Погода стояла чудесная: дни были прозрачные, спокойные, ясные, теплые.

В субботу я пришла на богослужение, которое тогда проходило в Доме культуры Оружейной палаты. Когда я вышел после сервиса и пошел к машине, все колеса отсутствовали! Сняли! А мы с Аленой надеялись на следующий день съездить куда-нибудь за город в лес за грибами. Они одолжили мне старые запасные шины на час или два, чтобы добраться домой, но мне пришлось их вернуть. И денег на новые диски не было. И колес в продаже не было. Оставалось только одно: попросить двоюродного брата Юру одолжить ему Запорожец. Здесь, на этой старой развалине, которая почему-то началась в то воскресное утро, мы совершили дальний путь, километров 40 от города, в сторону Одоева, в село Радуговище, где жили наши родственники и где мы иногда бываем пошла за грибами.

Аким - Человек-гриб

Весь день мы гуляли по лесу, кланяясь подберезовикам, подберезовикам и подберезовикам. В тот день мы собрали много грибов. А нашему сыну так понравился лес, природа, чистый воздух, тишина, щебетание птиц, аромат поля, что вскоре после возвращения домой – Запорожец сломался, задрожал, стонал, прыгнул, но он приехал – он все-таки решил приготовиться для белого света. Если мы там хорошо поработали, то и с ним все будет хорошо. Утром у Алены начались схватки, и я отвез ее в больницу.

Здесь появились первые очертания конфликта официальной медицины и акима. Врач был пьян естественно, медсестры пили чай, а Алена без посторонней помощи оставалась с сильными схватками на 6 часов. А когда схватки уже начали спадать, как не было сил, пришли пьяный врач и медсестра и стали тащить Акима щипцами за голову. А потом его куда-то затащили и двух суток не дали – видимо, чтобы он оправился от стресса. Я не знаю Акима, но мне было сложно оправиться от этого стресса. Однако мы знали, что все хорошо, что у нас есть сын. Кстати, до недавнего времени мы не знали, будет ли у нас мальчик или девочка. Когда я спросил Алену, стоявшую под окном своей палаты, как бы его называть, она сказала: давайте назовем его Акимом.

Читайте также:  Намёки на частицы тёмной материи одновременно и обнаружили, и нет

Аким - Человек-гриб

Я согласился. Почему Аким? Я тогда даже не спросила – название понравилось. И откуда этот выбор я узнал позже. Оказывается, незадолго до этого Алена увидела документальный фильм о французском революционере, который, несмотря на своих буржуазно-филистерских родителей, назвал сына славянским, как ему показалось, именем Аким. В знак протеста против западного буржуазного корпоративного общества. Интересно, что наш Аким полностью разделяет взгляды революционера на западное общество. И хотя Аким вырос и тренировался в основном в США и Канаде, он остался верен своим славянским корням и не мог выносить порядков в западном мире, где корпорации правят всем, включая идеологию. Аким был революционером, только его революция была не бунтом, а отказом играть в престижную игру, предложенную ему – включая нас, его родителей – в богатой буржуазии. Аким принадлежал к духовно высшему классу и всегда оставался глубоко равнодушным к социальным и экономическим условностям.

PS Возможно, я также поделюсь отрывками из моей книги «Аким – грибной человек» здесь, на Открытом семинаре. Или отправьте вам книгу по почте, если хотите. Господь дал нашей семье очень необычную и насыщенную жизнь, которой хватило бы на десятки жизней. Как однажды воскликнул псалмопевец, царь Давид: «Потомки мои прошли чудесные места, и наследие мое приятно мне» (Пс. 15).

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий