Бастард (35)

Бастард (35)

Оглавление

Ночь стенает вьюгой, скрипят деревья, с натугой клонятся по ветру, сбрасывая с ветвей налипший снег. Орландо сидит в шалаше у костра, по ту сторону огня расположилась Луиджина. Девушка кутается в серый плащ, язычки пламени отражаются в голубых глазах, играют бликами на губах. Парень скрестил руки на груди, стараясь сохранить тепло, кожаная куртка плохо греет. Благо снег облепил стенки укрытия и не пропускает порывы бури. Взгляд голубых глаз устремлён в пламя, а на лбу пролегли морщины.

— Так, ты хочешь сказать, что Серкано сын Гаспара? — Сказал Орландо, прервав многочасовое молчание. — Я видел этого упыря, и он выглядит куда моложе. Лет сорок, не больше.

— Сеньор Гаспар, прижизненный святой, правая рука самого Папы. Небеса одарили их великим долголетием и нетленностью. — Отозвалась Луиджина, поёживаясь и подкладывая в костёр хворост. — Если понтифику два столетия, то Гаспару примерно двести десять или около того. Он не любит говорить о прошлом… как и вообще говорить, по крайней мере, со мной.

Помогавшие Орландо простолюдины разошлись, обобрав трупы. Лагерь, заметая следы, сожгли. Остатка дня хватило на возведение убежища в глухой чаще, подальше от возможного подкрепления папской гвардии. День, может, два, они будут здесь, а после… Орландо так далеко не планировал, может отправиться в Рим. Вломится в поместье Гаспара и зарубит подонка. Если подумать, не худший план. Прямой и ясный, без лишней мудрёности.

— Тогда зачем он убил собственного сына? Почему Серкано жил, как нищий все эти годы?

Луиджина вздохнула, плотнее закутываясь в плащ, странно, но приятно пахнущий. Покачала головой и сказала:

— Я всего не знаю, только обрывки фраз и обмолвки. Выходит так, что твой наставник узнал нечто, что вынудило его предать отца и святой престол. Более того, попытаться убить Папу. Хотя… я уже догадываюсь, что это была за причина.

Читайте также:  Факты о Бородинской битве, которые не принято афишировать

— Угу… — Буркнул Орландо и замолк, прислушиваясь к завываниям ветра над лесом. — Слышишь?

— Люди? — Выдохнула девушка, хватаясь за шпагу.

— Нет… духи леса тянут песни зимы.

Девушка повела головой, вслушиваясь в стихию, замедленно кивнула.

— Да, это похоже на песню. Жутковатую и совсем невесёлую.

— В зиме мало веселья.

— Ну… я однажды видела, как дети швыряют в друг дружку комками снега, а после, смеясь, скатываются с пригорка.

— Зачем? — Спросил Орландо, вскидывая бровь.

— А мне откуда знать? Я в тот день отрабатывала батман и его вариации.

В шалаше повисло неловкое молчание, прерываемое треском сгорающих веток и воем ветра. Холод просачивается меж ветвей, впивается в кожу иглами. Орландо хохотнул, накрыв рот ладонью, следом засмеялась Луиджина.

— Выходит, у нас не было детства… — Сквозь смех выдавил Орландо. — Серкано каждый день гонял меня тренировками, до обморока. Пока не сделаю норму или не выполню идеально, никакой еды или сна.

— Ха! Гаспар, если я не справлялась, бил меня или запирал в Чёрной Комнате! А иногда… — Девушка привстала и задрала одежду, обнажая бок. На белой коже под рёбрами пестрят крохотные рубцы в виде крестов. — Вот так.

— Это слишком жестоко… — Сказал Орландо, оборвав смех. — Серкано, конечно, мог осерчать… но такого никогда!

— Что-ж, — вздохнула девушка, опускаясь к огню, — воспитатель из него вышел получше. Должно быть, научился на ошибках отца.

Вновь повисла тишина. Орландо встал, обошёл костёр и опустился рядом с Луиджиной, поколебавшись, обнял, запустив руки под плащ, и сказал:

— Это для согрева, ночь обещает быть холодной.

Читайте также:  Купола покатились как головы... О сносе церквей в СССР

Мечника вздрогнула, застыла на миг и прижалась к нему, зарывшись лицом в грудь. Шумно всхлипнула и мелко затряслась.

— Ты чего? — Спросил Орландо, не понимая, как реагировать.

— Я… ничего… просто… меня впервые обняли… и кто?!

— Да… ироничная ситуация.

— Сожми сильнее, холодно.

Орландо подчинился, с нарастающей готовностью.

***

Гаспар закусил губу, шагая по коридору папского застенка. Большая часть «урожая» прибыла в срок, кроме единственного обоза. Того самого, с которым отправил воспитанницу. Понтифик, идущий рядом, скосился и сказал:

— Девочка не оправдала ожиданий.

Голос у него мягкий, как шёлк, без выраженных эмоций. Однако Гаспара пробил холод. Мечник торопливо поклонился, прижимая ладонь к груди, протараторил:

— Прошу прощения. Это всецело моя вина.

— Ничего страшного, агнцев более чем достаточно. Даже останется для нашего маленького эксперимента. Однако, друг мой, ты уже дважды провалился в воспитании. Не пора бы сменить подход?

— Вы совершенно правы. Я был слишком мягок, завтра же начну выборку новых кандидатов.

— Что-ж, третий раз всегда удачный? — С улыбкой сказал понтифик, заглядывая в камеру с девушками.

Полуголые, они лежат на соломе, глядя в потолок пустыми глазами. Ноздри щекочет слабый аромат мака и нечистот. У решёток стоят подносы с кувшином воды и едой. Скоро «урожай» придёт в себя и сильно будет хотеть пить.

Папа погладил пальцем кожу под раной на груди. Плоть алчно пульсирует, а в глубине сознания поднимается чувство святого голода. Кровь Христа алчет жизни, взывает к той частице Бога, что есть в каждом человеке, жаждет её поглотить.

— Гаспар, распорядись, чтобы их два дня кормили свёклой, мясом и вином.

Читайте также:  Екатерина II у гроба императрицы Елизаветы

— Да, Ваша Святость. Ещё что-нибудь?

— Пожалуй, разберись с тем щенком… как там его зовут? Орландо? Повеселись, перед воспитательными работами. А то на тебе лица нет.

— Будет исполнено. — Ответил Гаспар, пряча улыбку в глубоком поклоне. — Принести и его голову?

Источник

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий