Человек, спасший миллионы жизней изобретением вакцины

При создании полиовакцины сбылись все кошмары антипрививочников. От вакцины с ослабленным вирусом полиомиелита действительно можно было заразиться и умереть. Также на волю вырвались лабораторные штаммы. А вероятность заболеть от самой вакцины сейчас выше, чем заразиться от дикого полиовируса.

Полиомиелит в наше время — редкая и забытая болезнь. А вот в первой половине 20 века регулярно случались эпидемии, в основном среди детей.

Когда происходит вспышка заболевания, уберечься очень сложно (это кишечная инфекция, заражение идёт через контакты, посуду, игрушки и т.д. К тому же вирус хорошо выживает во внешней среде). Большинство людей переносят инфекцию бессимптомно, но при этом распространяют вирус.
У 25% проявляется лихорадка и ангина. 4% заболевают менингитом, который может пройти без последствий.

А вот у 0,5% заражённых развивается паралитический полиомелит — вирус добирается до нервной системы и начинает поражать всё подряд. Лечить его нечем, это как с бешенством, только поддерживающая терапия и реабилитация выживших (на этой стадии погибают 2-5% детей и 15-30% взрослых). Кто выкарабкался и не остался инвалидом — тех паралич может догнать спустя годы, уже во взрослом возрасте.

Полиомиелит был известен с древности (см. иллюстрацию). Но на оперативный простор вирус вырвался в 20 веке — есть гипотеза, что это связано с улучшением санитарных условий в городах. Раньше маленькие дети пили воду, кишашую энтеровирусами. И вирус полиомиелита на фоне этой заразы терялся. Дети чаще умирали от других болезней, а кто выживал — вырабатывал хороший местный иммунитет кишечника.
Но потом все стали жить в городах, пить чистую воду — и тут полиовирус разгулялся, как хорёк в курятнике.

Человек, спасший миллионы жизней изобретением вакцины

Греческая амфора 5 века до н.э. Слева Геракл.
Справа — бог старости Герас на рисунке запечатлен с деформированным позвоночником и атрофированными мышцами — характерными признаками полиомиелита.

Что-то нужно было делать. Прорыв мог наступить уже в 1935 году — тогда перед чиновниками американского минздрава выступили двое учёных с образцами вакцин.
Джон Кольмер сделал живую вакцину из ослабленного вируса и испытал её на группе из 10 тысяч детей (без контрольной группы непривитых). Из вакцинированных 5 детей умерло, а 10 стали парализованными.
А поскольку сравнить с контрольной группой было нельзя — Кольмера освистали и заклеймили убийцей. Вакцина и правда была негодна, лабораторный штамм был недостаточно ослаблен.

Вторым выступал Морис Броуди, он испытывал инактивированную вакцину, на этот раз с контрольной группой. Эффективность оказалась лучше, но чиновники запретили и эту разработку, находясь под впечатлением от первого выступления.
Следующего успеха пришлось ждать 20 лет.

В 1950-х начались испытания инактивированной вакцины Джонаса Солка. На финальной стадии исследование получилось масштабным и по всем правилам — с контрольной группой и плацебо. 440 тысяч детей получили прививку, 210 тысяч — плацебо, 1,2 миллиона выступали в качестве непривитой контрольной группы. Эффективность получилось в районе 60%. Вакцина пошла в производство.

Про кошмар №1 я уже рассказал — инцидент с Каттер Лабс, когда на рынок ушла партия вакцины с недоубитым вирусом и тысячи детей заразились от прививки. Десять человек умерло, двести остались парализованными. После этого ужесточили контроль за производством на всех этапах, увеличили количество тестов, в том числе выборочные тесты готового препарата.

Кошмар №2 — в 1960 году наш герой Морис Хиллеман обнаружил, что культура обезьяних почек, которая используется для производства вакцины — заражена посторонним вирусом SV40.
Извлеченный из почек вирус полиомилета убивали формальдегидом, в вакцине он был мёртвый. А SV40 при этом выживал. И попадал к людям с уколом.

Читайте также:  Теория относительности для чайников

Введённый лабораторным грызунам обезьяний вирус SV40 вызывал рак! Крысы и хомяки умирали от опухолей.
А ведь вакцина, потенциально содержащая этот вирус, уже введена миллионам людей по всему миру!

Хиллеман сделал следующее: во-первых, остановил производство полиовакцины в своей фирме. Плевать на заключённые контракты и финансовые потери — руководству он пригрозил увольнением (а если что, весь департамент ушёл бы за ним).
Во-вторых, он собрал учёных во главе с изобретателем вакцины и сообщил о проблеме. В-третьих, убедил минздрав отозвать уже выпущенные партии вакцины. А для последующего производства — заменить культуру клеток на стерильную.

В дальнейшем для разработки вакцин вместо клеток обезьян стали использовать культуры человеческих клеток, а также куриные эмбрионы.

Сам вирус SV40 для человека оказался безвредным (тогда этого никто не знал). Прошло уже больше 60 лет, периодически исследуются выборки людей, которые получили SV40 вместе с вакциной — статистически значимого прироста смертности или заболеваемости раком не обнаружено. Можно считать, человечеству повезло.
Но за счёт того, что Хиллеман тогда поставил всех на уши, достигнут серьёзный прогресс в безопасности вакцин. Случай с SV40 послужил хорошим уроком.

Дальше было изобретение живой оральной вакцины, доработка и производство этой вакцины в СССР. И массовая вакцинация населения всего мира.

Сам вирус полиомелита с тех пор почти исчез. Из трёх штаммов дикого вируса сейчас остался один, встречается в Афганистане, Пакистане и Нигерии. Что-то мне подсказывает, что живущие там племена джихадистов не скоро пустят к себе докторов с прививками
(как-то в 2011 году ЦРУ под видом вакцинации организовали сбор материала днк у населения пакистанского города Абботабад. По днк искали родственников Бен Ладена (запрещён в России). Идею для прикрытия операции видимо взяли из фильма «Кавказская пленница». Бен Ладена успешно нашли и укокошили, но с тех пор пакистанские джихадисты не доверяют вакцинаторам. True story)

Кошмар №3: вакцинно-ассоциированный паралитический полиомиелит (ВАПП).
При употреблении оральной полио-вакцины (ОПВ) у 1 человека из 2,7 миллионов развивается паралич, такой же как от дикого вируса. В основном это случается с людьми с ослабленным иммунитетом, но нельзя предугадать, кто станет жертвой.

Что за оральная вакцина? Помимо инактивированной вакцины Солка (ИПВ, вводят уколом), распространение получила живая полиовакцина из ослабленных штаммов вируса (ОПВ, капают в рот из пипетки). Её создал Альберт Сэйбин в 1961. А на основе его штаммов собственную вакцину стали производить в Советском Союзе (под руководством М.П. Чумакова).

Что значит ослабленный штамм? Когда вирус долгое время выращивают в клетках другого хозяина, он начинает меняться. Например, человеческий вирус культивируют в куриных яйцах. Вирус мутирует, выживают те потомки, которые больше всех приспособлены размножаться и побеждать сородичей именно в этой культуре. А культура эта честно говоря расхолаживающая. Считай, что вирус живёт на курорте. Через какое-то время вирус уже не способен повредить исходному человеку.

Представьте аналогию — косатка, грозный хищник в условиях океана. Косатка эволюционировала от предков-млекопитающих, которые жили на суше. Приспособилась жить в океане и прекрасно себя чувствует.
Но если сейчас вынуть косатку из воды и закинуть посреди саванны — она не сможет составить конкуренцию местным хищникам. А эволюционировать обратно уже не успеет — её съедят к тому времени.
С атеннуированным вирусом то же самое.

Читайте также:  Интересные факты о трясогузках

В природе у косатки эволюция заняла миллионы лет, а в случае с вирусами таких необратимых изменений можно добиться за считанные месяцы.

Впервые с естественным ослаблением вируса нам помогли коровы. Если заражать человека коровьим вирусом оспы, болезнь не убьёт человека. Организм побеждает вирус, и при этом приобретает иммунитет, который годится и против смертельной человеческой оспы.

С полиомиелитом получилось так же, но на этот раз искусственным путём. Для каждого из трёх диких штаммов полиовируса Сэйбин вырастил безвредных тепличных родственников (используя клетки обезьян). Затем по настоянию Хиллемана перешли на выращивание вируса в куриных яйцах.

Преимущества живой полиовакцины: она в десять раз дешевле, можно быстрее обеспечить весь мир. Можно употреблять орально, это гораздо проще (у нас даже конфеты делали с вакциной). ОПВ формирует местный кишечный иммунитет (и тем самым останавливает распространение дикого вируса). И наконец, вакцина действует даже на тех, кто её не принимал — лабораторный штамм некоторое время живёт в кишечнике ребёнка. И возможно заражение лабораторным штаммом других людей через посуду, игрушки, контакты в песочнице и т.д. Заразились непривитые, перенесли — получили иммунитет.

Но вот проблема — в редчайших случаях безобидный вирус может проникнуть из кишечника в нервную систему и поразить организм параличом.
Получается, пока в странах третьего мира спасали тысячи детских жизней от дикого вируса, в нашей стране каждый год случалось несколько случаев паралича из-за вакцины.

Выход был найден — такой паралич не возникает, если первые дозы вакцины ребёнок получает в виде ИПВ. В России с 2008 года детям в качестве первых прививок назначают исключительно ИПВ, случаи вызванного вакциной паралича сошли на нет.

Кошмар №4 — вакцино-родственные полиовирусы (ВРПВ). В природе начали циркулировать лабораторные полиовирусы, родственники трёх диких штаммов!

Помните пример с косаткой? Представьте, что вместо саванны косатка попала в тёплый пресный водоём. Выжила, дала потомство, со временем эта популяция эволюционировала и превратилась в хищных бегемотов, которые стали нападать на антилоп.

Такая же ситуация с лабораторными штаммами. Если регион плохо охвачен вакцинацией, лабораторный вирус из ОПВ получает возможность поциркулировать по телам непривитых людей. И в крайне редких случаях мутирует и возвращает себе поражающую способность.
Выход — довести вакцинацию до конца. Среди привитого населения циркулировать вирус не может, возможности для эволюции обрезаются. Вырвавшиеся штаммы исчезнут с лица земли.

В начале заметки я написал фразу «сейчас вероятность заболеть от прививки выше, чем от дикого полиовируса». Вот же, вот за что можно ухватиться — разве не очевидно, что приличные люди должны взвесить риски и перестать прививаться?

Вывод очевидный, но неверный. Во-первых, как я объяснил выше, с приёмом ИПВ в качестве первых доз риск паралича исчез.
Исходная фраза имеет смысл в странах с неблагополучной обстановкой, Россия к ним не относится.

А почему в тех странах не так, почему продолжают давать рискованную ОПВ?
Потому что ИПВ не так эффективно защищает от вспышек инфекции. Будем давать только ИПВ, избежим риска паралича. Но любая следующая вспышка принесёт столько жертв, что перекроет любую экономию на случаях вакцинно-ассоциированного паралича. Вот такая тяжёлая арифметика, не завидую я экспертам ВОЗ.

Читайте также:  Что было до появления Вселенной: новая гипотеза ученых

Вторая причина, почему в благополучных странах ещё не отказались от поголовной вакцинации от полиомиелита. Давайте представим, что будет, если откажемся.

Первые годы ничего страшного не случится. Рождаются новые дети, мы их не прививаем, они растут. А потом внезапно в город приезжают гости из Таджикистана (true story, 2010 год) и мы получаем вспышку кишечной инфекции. А я напомню, что каждый двухсотый из заражённых будет парализован или умрёт, и лекарства от полиомиелита нет.
Сколько детских жизней вы готовы потерять?

По плану ВОЗ нужно добить дикий вирус (с помощью ОПВ, она хорошо пресекает эпидемии), а потом окончательно перевести население на вакцинацию с помощью ИПВ. Понаблюдать несколько лет, а потом возможно отказаться от поголовной вакцинации, как это случилось с оспой.

Последнее, про подсчёт рисков. Антипрививочники любят хвастаться, что они не слушают авторитетов, а самостоятельно оценивают риски. Типа взвешивают шансы.
Сейчас этим легко заниматься, потому что сравнивать нужно две очень малые величины. В случае ошибки лично вы не сильно рискуете.

Труднее было в 18 веке с оспой и прививкой от человека к человеку — вот это был подсчёт рисков! Смертность от оспы 30-40%, а избежать заражения не удастся почти никому. Смертность от прививки (это было ещё до изобретения коровьей вакцины) — 2%, что в сотни тысяч раз опаснее нынешних вакцин. И вот попробуй тут прими решение. То ли сделай прививку, и умри сейчас, но с меньшей вероятностью.
То ли поживи пару лет, чтобы потом заразиться оспой и умереть, но с большей вероятностью. Хотели бы жить в то время?

Возвращаясь к 20 веку, ещё одна претензия к учёным — а сразу нельзя было вакцину нормальной сделать? Чтобы без вот этих случайных заражений живым вирусом, без примесей SV40 в вакцине и т.д?

Человек, спасший миллионы жизней изобретением вакцины

Человек, спасший миллионы жизней изобретением вакцины

Человек, спасший миллионы жизней изобретением вакцины

Хиллеман сообщает, что часть готовых вакцин заражена посторонним вирусом SV40

Пожелание хорошее, только в реальном мире так не работает. Вакцины сейчас лучше, чем в прошлом веке, но сразу этого добиться трудно.
И сколько должно пройти времени, прежде чем давать людям прививку? Бывают ситуации, когда времени нет.

В 1952 году Солк уже изобрёл свою вакцину, вколол себе и близким. Потом начал испытания на маленькой группе людей и т.д.
И в том же году из-за вспышки полиомиелита в США инвалидами на всю жизнь стали 21 тысяча детей. Для них спасение опоздало. Когда оцениваете риски от вакцины — не забудьте в какую-то часть уравнения поместить и этих детей.

В следующей части продолжу рассказ про Хиллемана, сегодня я что-то отвлёкся.

Берегите себя и всегда прививайтесь перед поездкой к моджахедам.

Автор – Юрий Деточкин

Источник

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий