Фарт на войне

Пердеть на войне

Вечером большая группа немецких бомбардировщиков совершила налет на Безкаботное. Целую неделю не было серьезных нападений на аэропорт.

Либо «Юнкерсы» пройдут на большой высоте где-то в сторону Ленинграда, то над лесом будут мелькать одиночные самолеты с черными крестами, либо «рамка» будет парить вверху, как коршун, ищущий добычу, а это Все.

А потом «туфли из рафии» упали с неба и, поворачивая одну за другой на крыле, с леденящим душу воем бросились на землю – прямо на нашей стоянке.

Рядом было несколько трещин, мне удалось прыгнуть в проем высотой пять футов и, раздавленный этим воем, я почувствовал ощущение, что все самолеты пикируют на меня. Рядом он разразился страшным ревом, вызвав желание еще сильнее сжаться на дне, раствориться в дрожащей земле…

Никогда позже, попадая в различные неприятности, я не испытывал такого животного, липкого, постыдного страха, как в те минуты, впервые, под бомбами, я не испытал такого унижения от страха, которое заставляет меня чувствовать себя беспомощным маленький.

Когда слезы утихли, я с трудом мог поднять голову. Дымная пелена опустилась над аэродромом, выстрелили зенитные пулеметы, и «рафия», растянувшаяся на опушке леса, вошла во второй круг, готовые снова нырнуть.

Старший бортинженер Василий Максимович что-то показывал в их сторону из ближайшей трещины, в которую одновременно прыгнули трое мужчин. Я похолодел при этой мысли: он заметил, конечно, он заметил, что я разъедаю. И он тоже подал жалобу…

Он снова загрохотал, комья земли упали в камеру, меня сильно ударили по спине и, сжавшись до боли, я смог подумать: «Ну вот, это конец…»

Пердеть на войне

Однако взрывы пошли дальше, через несколько минут затихли, так что со стороны снова послышалось разрозненное эхо автоматов. Тело было каким-то чужим, набитым, даже думать не хотелось, чтобы вставать. Пронзительный, тревожный голос Василия Максимовича вызвал у меня снизу:

Читайте также:  Гул Земли снизился вдвое в течение нескольких месяцев

– Уходи быстрее!..

Подстрекаемый этим криком, я тут же всплыл на поверхность и невольно замер: метров в восьми в качестве стабилизатора показалась неразорвавшаяся бомба, закопанная наискосок.

Моя жизнь все еще была там, но, может быть, моя смерть уже была там. Теперь будет гореть огнем…

сложно сказать: очень редко срабатывает предохранитель, но мало ли, почему это происходит. В любом случае это была не мина с часовым механизмом, призванная замедлить взрыв, мысль о котором заставляла нас бежать, не оглядываясь. Обычная прочная бомба.

Для всех, может быть, это нормально, но для меня… Позже, когда, вытащив самолет из ближайшего капонира и соблюдая все меры предосторожности, взорвали его, бомба взорвалась с такой силой и образовалась такая воронка, что стало совершенно ясно: в той пустоте, где я находился, было просто немыслимо остаться в живых.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий