Главным партийным поручением коммунистов было показывать пример в бою

Главным партийным поручением коммунистов было показывать пример в бою

Боевой расчет звукоулавливателя чутко вслушивается в эфир. Среди ночных шорохов, хаоса различных звуков надо выделить шум летящей машины. Слышен четкий голос слухача:

— Есть самолет!

Электрик включает рубильник — и мощный луч прожектора пронизывает небо на несколько километров. Выхваченный из темноты самолет начинает метаться, стараясь уйти в сторону. Но его уже «держит» не одни прожектор, а два, три…

Ночную тишину разрывают залпы орудий. Высоко в небе рвутся снаряды. Проходит минута, другая, и на КП поступает сообщение:

— Самолет «сбит»!

Слово «сбит» взято в кавычки, поскольку я привел эпизод боевой учебы в канун войны. Шли последние мирные сутки.

В субботу 21 июня 1941 года стоял солнечный летний день. Рано утром я вместе с другими отправился с форта Красная Горка в село Лебяжье, в штаб полка, на семинар руководителей политзанятий. Спокойно занимались до перерыва на обед, а после него военком полка батальонный комиссар Л. Ф. Волков неожиданно для нас сказал:

— Части ПВО приведены в повышенную боевую готовность. Семинар прекращается. Всем немедленно вернуться в свои подразделения. В части соответствующие указания даны!

Ясно, дело серьезное. Бегом возвращаемся на форт. Здесь уже все готово к выезду на позиции.
Место дежурства нашей прожекторной станции — в Лебяжьем. Боевая вахта начата. Материальная часть приведена в полную готовность. Успели даже выпустить боевой листок, призывающий повысить бдительность А на рассвете 22 июня в воздухе появились фашистские самолеты. В небо впились голубые лучи, зенитчики от-крыли огонь. Так война пришла и к нам, под Ораниенбаум.

Я встретил ее краснофлотцем первого года службы, электриком-прожектористом в 309-м отдельном прожекторном батальоне. Немного позже мне присвоили воинское звание «заместитель политрука» и поручили исполнять обязанности политрука роты, затем руководить комсомолом батальона. А в июне 1942 года назначили политруком первой роты 308-го отдельного прожекторного батальона и присвоили звание «младший политрук». Прожектористы занимали позиции вдоль побережья Финского залива от Ораниенбаума до деревни Долгово. Через каждые три-четыре километра были развернуты командные пункты, прожекторные станции, звукоулавливатели. Фронтовая обстановка заставляла часто менять позиции.

Читайте также:  Где находится Магелланов пролив?

В первые же дни войны в наши ряды влилось много призванных из запаса. Командирам и политработникам прибавилось работы. Каждый из новичков должен был не только быстро и хорошо овладеть новой техникой, но «вписаться» в боевые расчеты, освоиться с требованиями высокой дисциплины, организованности, крепкой войсковой дружбы, товарищества. Надо было поставить воспитательную работу так, чтобы и кадровые воины, и призванные из запаса глубоко поняли характер войны, обрушившейся на советский народ, осознали, какая опасность нависла над страной, как много мужества, беззаветной храбрости, подлинной любви к Родине надо проявить всем нам, чтобы отстоять свободу и независимость.

Война по-новому поставила вопросы организации партийно-политической работы среди прожектористов. В мирное время центром ее была рота, а теперь, во фронтовых условиях, стала станция, поскольку личный состав нельзя было отрывать от боевых механизмов и наблюдения за воздухом и землей.

Во всех ротах создали полнокровные партийные организации. Коммунистов расписали по прожекторным станциям с таким расчетом, чтобы они входили в состав каждого расчета. Так же поступили с комсомольцами. В результате в каждом маленьком подразделении имелся актив, опираясь на который, командиры и политработники могли воодушевлять воинов на самоотверженную борьбу с врагом.

Главным партийным поручением коммунистов было показывать пример в бою

Конечно, мы не отказались от ротных партийных собраний. Наоборот, проводили их регулярно, только, как правило, после ночных дежурств и непосредственно на позициях. Были они короткими и деловыми, решения принимались конкретные. Каждое собрание становилось своеобразной школой боевого опыта. Вот повестки дня некоторых из них: «О примере коммуниста в бою», «Высокая бдительность — наше оружие», «Итоги ночного боя и задачи личного состава». С докладами выступали наиболее опытные командиры и политработники.

Политработники заботились о пополнении партийных и комсомольских рядов за счет воинов, отличившихся в бою. В своих заявлениях вступающие в партию писали о том, что хотят идти в бой за Родину коммунистами, клялись защищать ее до последней капли крови, с честью выполнить свой воинский долг. И слово свое держали. Помню, как комсомолец, отличник боевой и политической подготовки краснофлотец В. М. Немченок перед отправкой в бригаду морской пехоты для выполнения важного задания сказал:

Читайте также:  Почему гиены имеют плохую репутацию?

— Если в бою с врагом мне придется погибнуть, считайте меня коммунистом!

Он действительно был впереди, сражался как коммунист и пал смертью храбрых. Многие бойцы и командиры связали свою судьбу с Коммунистической партией в тот тяжелый для Родины час. В первые месяцы войны мы приняли кандидатами в члены ВКП(б) 16 человек, в члены ВКП(б) — 9 человек. Стали коммунистами отличные воины И. А. Гапонов, М. И. Смирнов, Н. Ф. Матюшко и другие.

Каждый коммунист имел партийное поручение. Мне, в то время секретарю партийной организации, отрадно отметить, что выполнялись они исключительно добросовестно. Ярко, убедительно проводили беседы и коллективные читки газет С. С. Пугач и И. А. Гапонов. В. В. Леонов обновлял Доску текущих событий, М. И. Смирнов выпускал интересные, поучительные боевые листки. Парторг части старший политрук А. И. Крылов, систематически посещая станции, не раз положительно отмечал эту сторону деятельности ротной партийной организации.

Однако самым главным партийным поручением коммунистов было показывать пример в бою. Память сохранила не один эпизод, в которых ярко проявилась их ведущая роль.

В один из летних дней 1942 года после партийного собрания с наступлением темноты послышался отдаленный шум моторов. По звуку определили — летят «юнкерсы» и «хейнкели». В небо впились световые лучи. У штанги — краснофлотец А. И. Горячев. Поймав врага лучом, он цепко держал его до тех пор, пока свое слово не сказали артиллеристы. В эту короткую летнюю ночь он осветил 12 вражеских самолетов, два из них были сбиты. Той же ночью образец боевой работы показал расчет начальника станции Б. В. Бодрова. Во время воздушного налета он сам встал у штанги. Его прожектор сразу поймал самолет лучом и помог зенитчикам точно вести огонь. В этом бою Б. В. Бодров осветил 16 самолетов противника.

Чем сложнее и напряженнее складывалась боевая обстановка, тем целеустремленнее была партийно-политическая работа. Но конечно, лучшим временем для нее были короткие часы затишья. На позициях проводились политзанятия, политинформации, беседы, громкие читки газет, собрания, митинги, оформлялась наглядная агитация, выпускались боевые листки. Ежедневно после каждого ночного дежурства подводили итоги боевой работы, отмечали отличившихся, разбирали недостатки. Много внимания уделялось индивидуальной работе, поэтому от средних и младших командиров требовали, чтобы они хорошо знали своих подчиненных, их положительные и отрицательные стороны. Могу утверждать, что все воины были активно вовлечены в политическую жизнь подразделения.

Читайте также:  Есть ли волны на Титане?

Большую роль в этом сыграли заместители политруков. Такое звание присваивалось наиболее отличившимся в боевой и политической подготовке рядовым и младшим командирам-коммунистам. Они были ближе других к воинам, находились с ними в одной землянке. Это они чаще всего выступали инициаторами проведения бесед, читок газет, выпуска боевых листков. В общем, были настоящими помощниками политруков и комиссаров. Доброе слово хотел бы сказать о заместителях политруков Михаиле Третьякове, моем товарище по срочной службе. Иване Гапонове, Михаиле Смирнове.

Они проявили себя преданными солдатами партии. Впоследствии их направили на учебу в Военно-морское политическое училище, они стали кадровыми политработниками.

Приморский плацдарм находился в сложных условиях. Снабжение боеприпасами, горючим и продовольствием было затруднительным. Например, расход горючего строго лимитировался, доводился до минимальных норм. Никому не давалось права тратить бензин для поездок на боевые позиции — ходили пешком за 15-20 километров, часто под обстрелом или бомбардировками. Несмотря на это, командиры, политработники, руководители партийной и комсомольской организаций ежедневно бывали в подразделениях. Очень уж важным было наше слово при разъяснении постановлений Государственного Комитета Обороны, сообщений Совинформбюро о положении на фронтах, задач, которые стояли непосредственно перед зенитчиками и прожектористами.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий