Главным партийным поручением коммунистов было показывать пример в бою

Главной задачей Коммунистической партии было показать пример в бою

Боевой расчет звукового извещателя чутко прислушивается к воздуху. Среди шумных шорохов, хаоса различных звуков необходимо выделить шум летящей машины. Слышен чистый голос слушателя:

– Есть самолет!

Электрик включает выключатель, и мощный луч прожектора проникает в небо на несколько километров. Вырванный из темноты самолет трогается с места, пытаясь убежать. Но его уже «держит» не проектор, а два, три…

Тишина ночи взрывается выстрелами. Снаряды взорвались высоко в небе. Проходит минута, другая, и на командный пункт приходит сообщение:

– Самолет «сбили»!

Слово «сбитый» заключено в кавычки, так как я сообщил об одном эпизоде ​​боевой подготовки накануне войны. Прошли последние мирные дни.

Был солнечный летний день субботы, 21 июня 1941 года. Рано утром я вместе с другими выехал из форта Красная Горка в село Лебяжье, в штаб полка, на семинар для заведующих политологами. Мы молча занимались до обеденного перерыва, после чего военный комиссар полка, батальонный комиссар Л.Ф. Волков неожиданно для нас сказал:

– Отряды ПВО более боеспособны. Лаборатория заканчивается. Каждый должен немедленно вернуться в свои части. Соответствующие инструкции приведены в части!

Понятно, что это серьезное дело. Бежим обратно в форт. Здесь все готово к выезду на локацию.

АЗС нашей исследовательской станции находится в г. Лебяжи. Боевая охрана началась. Материальная часть полностью готова. Удалось даже выпустить боевой флаер с призывом к бдительности, а на рассвете 22 июня в воздухе появились фашистские самолеты. В небе сияли голубые лучи, зенитчики открыли огонь. Итак, война пришла к нам, недалеко от Ораниенбаума.

Я познакомился с ней как с солдатом-первокурсником Красного флота, электриком-проектором в 309-м отдельном проекторном батальоне. Вскоре после этого мне было присвоено воинское звание «Заместитель политического руководителя» и я был назначен политработником роты, а затем руководителем комсомола батальона. А в июне 1942 года его назначили политруком первой роты 308-го отдельного прожекторного батальона и присвоили звание «младший политрук». Прожекторы заняли позиции вдоль побережья Финского залива от Ораниенбаума до села Долгово. Командные пункты, рефлекторные станции и звуковые детекторы размещались каждые три-четыре километра. Ситуация на передовой заставляла часто менять позиции.

Читайте также:  Подборка интересных фактов № 463

В первые же дни войны в наши ряды пополнилось много призывников из резерва. У командиров и политоператоров было больше работы. Каждому из новичков предстояло не только быстро и хорошо освоить новую технику, но и «адаптироваться» к боевым расчетам, привыкнуть к требованиям высокой дисциплины, организованности, крепкой военной дружбы и товарищества. Необходимо было организовать воспитательную работу таким образом, чтобы и бойцы кадров, и отозванные из запаса глубоко понимали характер войны, обрушившейся на советских людей, понимали, какая опасность нависла над страной, сколько мужества , бескорыстное мужество, искренняя любовь к Отечеству должны проявиться ко всем нам, чтобы защитить свободу и независимость.

Война по-новому поставила вопрос об организации партийно-политической работы в центре внимания. В мирное время его центром была рота, а теперь, в условиях фронта, стала станция, так как личный состав не мог увлечь боевыми механизмами и наблюдением с воздуха и земли.

Во всех компаниях были созданы чистокровные партийные организации. Коммунистам были назначены прожекторы таким образом, чтобы они учитывались во всех расчетах. То же было и с комсомольцами. В результате у каждого небольшого подразделения было преимущество, полагаясь на то, что командиры и политические операторы могли вдохновлять солдат на самоотверженную борьбу с противником.

Главной задачей Коммунистической партии было показать пример в бою

Конечно, мы не отказались от корпоративных встреч. Напротив, они проходили регулярно, только, как правило, после ночных смен и непосредственно на станциях. Они были краткими и профессиональными, и были приняты конкретные решения. Каждая встреча становилась своеобразной школой боевого опыта. Вот программы некоторых из них: «По примеру коммуниста в бою», «Бдительность – наше оружие», «Итоги ночного боя и обязанности личного состава». С докладами выступали опытнейшие командиры и политоператоры.

Политические деятели позаботились о восстановлении рядов партии и комсомола за счет отличившихся в боях солдат. В своих заявлениях вступившие в партию писали, что хотят идти воевать за Отечество как коммунисты, обещали защищать ее до последней капли крови, с честью выполнять свой воинский долг. И они сдержали свое слово. Помню, комсомолец, отличник боевой и политической подготовки, краснофлотский матрос В.М.Немченок перед отправкой в ​​бригаду морской пехоты для выполнения важного задания сказал:

Читайте также:  Ученые будут искать жизнь на “мертвых” мирах

– Если мне придется умереть в бою с врагом, считайте меня коммунистом!

Он действительно был впереди, сражался как коммунист и умер героической смертью. Многие бойцы и командиры связали свою судьбу с Коммунистической партией в тот тяжелый для Родины час. В первые месяцы войны мы приняли 16 человек в качестве кандидатов в члены КПСС (б) и 9 человек в члены КПСС (б). Коммунистами стали отличные воины И. А. Гапонов, М. И. Смирнов, Н. Ф. Матюшко и другие.

У каждого коммуниста был партийный пост. Мне, секретарю партийной организации в то время, приятно видеть, что они были выполнены с исключительной добросовестностью. С.С. Пугач и И.А. Гапонов блестяще и убедительно провели беседы и коллективные газетные чтения. В.В. Леонов обновил сводку текущих событий, М.И. Смирнов опубликовал интересные и познавательные военные листовки. Организатор партии единства старший политрук А.И. Крылов, регулярно посещая участки, не раз положительно отмечал этот аспект деятельности корпоративной партийной организации.

Однако важнейшей партийной задачей коммунистов было показать пример в бою. В памяти сохранился не один эпизод, в котором ярко проявилась их главная роль.

Одним летним днем ​​1942 года, после партийного собрания, с наступлением темноты послышался далекий шум двигателей. По звуку мы определили, что летели «Юнкерс» и «Хейнкель». Лучи света застряли в небе. У штанги – матрос А.И. Горячев. Захватив врага лучом, он крепко держал его, пока не сказали артиллеристы. В ту короткую летнюю ночь он осветил 12 самолетов противника, два из которых были сбиты. В ту же ночь образец боевой работы показал расчет начальника станции Бодрова Б.В. Во время авианалета он сам оставался в баре. Его прожектор сразу же поймал самолет лучом и помог зенитчикам вести прицельную стрельбу. В этом бою Б.В. Бодров осветил 16 самолетов противника.

Чем более сложной и напряженной складывалась боевая обстановка, тем целенаправленнее была политическая работа партии. Но, конечно, лучшим временем для нее были короткие тихие часы. На должностях проводились политические исследования, политическая информация, беседы, чтение вслух из газет, митинги, митинги, составлялась визуальная агитация и распространялись военные листовки. Ежедневно, после каждой ночной смены, подводились итоги боевой работы, отмечались отдельные и устранялись недостатки. Большое внимание уделялось индивидуальной работе, поэтому от командиров среднего и младшего звена требовалось хорошо знать своих подчиненных, их хорошие и плохие стороны. Могу сказать, что все бойцы активно участвовали в политической жизни части.

Читайте также:  3 Мистических находки, обнаруженные во льдах

Немаловажную роль в этом сыграли заместители политрука. Это звание присуждали базовым и младшим командирам-коммунистам, отличившимся боевой и политической подготовкой. Они были ближе других к солдатам, они были с ними в одном логове. Именно они чаще всего выступали инициаторами разговоров, читали газеты и выпускали военные листовки. В общем, они были настоящими помощниками инструкторов и политкомиссаров. Хочу сказать доброе слово в адрес моего заместителя политрука Михаила Третьякова, моего товарища по военной службе. Иван Гапонов, Михаил Смирнов.

Они показали себя верными солдатами партии. Впоследствии их отправили учиться в Военно-морское политическое училище, они стали кадровыми политработниками.

Приморский плацдарм находился в тяжелом состоянии. Дозаправка боеприпасами, горючим и продовольствием была затруднена. Например, был строго ограничен расход топлива, доведен до минимума. Право тратить бензин для проезда на боевые позиции никому не давали: ходили километров 15-20, часто под обстрелом или обстрелом. Несмотря на это, комсомольские командиры, политработники, партийные лидеры и организации посещали части каждый день. Наше слово было очень важным, когда мы разъясняли решения Государственного комитета обороны, отчеты Совинформбюро о обстановке на фронтах, задачи, которые стояли прямо перед зенитчиками и прожекторами.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий