Жизнь оставила его на наших руках

Жизнь оставила его в наших руках

… Были белые ночи, солнце вышло из Ленинграда рано утром и долго-долго шло по белому небу, нехотя склоняясь в конце концов куда-то за линию фронта. Весь долгий день аэропорт гудел двигателями: дивизия сразу вступила в боевой порядок. В основном они летели «на другую сторону» – через Финский залив, чтобы штурмовать корабли противника в прибрежных водах, подавлять артиллерию и укрепления восточнее Выборга.

Перед более опытными командами стояла задача идентифицировать и бомбить Вайнемайнен, линкор, который за короткий промежуток времени сумел обстреливать позиции наших войск почти каждую ночь, а затем прятаться в скалах и был так искусно замаскирован что великий корабль исчез как невидимый. Сообщая о результатах очередного полета – лодки потоплены, батареи разбиты бомбами, сокрушенные летчики обводили карту квадрат за квадратом:

– На малой высоте все гладили, но «Вани-Мани» – так для наглядности по-русски называли неуловимый линкор – и в помине нет.

По этому поводу поступили инструкции из штаба дивизии, командир полка давил на эскадрильи, вылетел на поиски, но тогда, до начала наступления, мы не смогли найти этот корабль.

10 июня произошла операция «Выборг»: наши войска продвинулись вдоль северного побережья Финского залива, и утром штурмовики снова стали нацелены на удары по наземной обороне противника: они вылетели в сторону его редутов по реке Сестра, у Койвисто, под Выборгом. А до этого в эскадрильях, как обычно, проходили короткие встречи: первое крупное наступление дивизии после переброски с Юга! Для этого, можно сказать, и мы прибыли на Балтику. Более того, они только что узнали новости о высадке союзников в Нормандии. Все это сливалось в сознание, и атмосфера была такая, что теперь, после долгожданного открытия «второго фронта», война скоро подошла бы к концу. Только Удальцов, стоявший рядом со мной на митинге, буркнул:

– Торопились, как черепаха на пенсии. Подождем, пока они надеются…

Читайте также:  Самое удивительное живое существо планеты Земля

Он как бы говорил сам с собой, но его все слышали, смеялись…

Через несколько дней флот высадился на островах Выборгского залива, и мы начали работу по новым целям. На этот раз командир полка разрешил мне поехать с Михаилом Беляковым, который руководил одной из групп авиационной поддержки высадки. Молодой лейтенант, совсем молодой человек, который недавно пришел к нам выпускником зеленой школы, в горниле войны быстро превратился в признанного мастера боевых искусств – без шуток, это был уже пятьдесят третий боевой вылет Белякова в атаку. Я это запомнил, потому что ему только что посоветовали в комсомол вступить в партию. А какой у меня полет? Я посчитал: нет, даже не десять…

Жизнь оставила его в наших руках

– Мы выйдем за рамки цели, пока не появится смена. Тактика непрерывной атаки! – Майкл проинструктировал своих последователей – Уйти только по моей команде.

А вот под нами остров Пийсари. Ящики с лодками были хорошо видны на краю берега, именно они доставили десант. Вдобавок – световые точки лугов в окружении сосновых вершин. Смотрю и замечаю, как падают и поднимаются фигуры моряков – атакуют! А снизу маршруты уже дошли до самолета, мы начинаем зенитный маневр, и в этот момент эскизы ракет один за другим вырезают картину боя: с кораблей направляют нас к цели . Беляков в пикировании роняет машину, трясет – бьет по боковым стволам…

Обернувшись ко второму заходу на посадку, мы видим, что бомбы упали там, где находилась финская батарея. Он больше не стреляет, и с земли нас приветствуют поднявшиеся во весь рост моряки. Другой подход – ударяем по линии бункеров и траншей, выходящих за поляну, ломанным рывком… После четвертого штурма, когда боезапас уже исчерпан, набираем высоту и за морем встречаем новую шестерку “Илов”. «- подходите именно так, как ожидалось. Они трясли крыльями, как будто ласково машут друг другу руками. Теперь их очередь расчищать путь для приземления.

Читайте также:  Загадка расширения Вселенной наконец может быть решена

Затем волна за волной и помог выбить противника с сильно укрепленных позиций на островах Выборгского залива. К 20 июня все они были очищены, и в тот же день наши войска взяли Выборг. В дальнейшем части Карельского фронта на реке Свирь перешли в наступление, где его рубеж между Ладожским и Онежским озерами также устойчиво держался с осени 1941 года. Командование решило перебросить на место несколько расчетов полка. «прыжка», ближе к целям этого направления. Меня послал с ними политический штаб.

В первые дни группа не получала задания – время не позволяло лететь. Наконец, пришел приказ: назначить пару «Илов» для прикрытия от зенитного огня бомбардировщиков, которые поразят Свиртрой – силовую установку, которая не была достроена до войны: противник превратил ее в мощный оборонительный пункт.

Словно растаявший от жары, хотя солнце в тот день не уходило с облаков, командир пары лениво натянул парашют, всем своим видом показывая, что не забыл сказанного о «ферме».

– Что ты такой хмурый?

«Наши люди сейчас, смотрите, они снова летают вокруг кораблей, а вот они подобрали кейс – прикрытие». Богданов презрительно растянул слово. «Как будто мы сами бомбить не умели. Да там, наверное, крикнул кот зенитка, зря мы только бензин сжигаем.

– Что, командир, заранее истолковать, – сказал из кабины пулеметчик Сергей Архипов, уже занявший его место, – Если надо, то надо! Сделаем все по-дружески.

Архипова в полку уважали. Он был на удивление спокоен и выдержан, сражался с мужеством и достоинством. До войны – рабочий, Сергей, на мой взгляд, к любому делу относился щепетильно. Когда мы прощались с экипажами Богданова и его ведомого Захарченко, все прошло как обычно, как обычно. Стреляя из труб белесую дымку, моторы заводились с первых оборотов. Через несколько минут, несмотря на пересеченную местность, оба «Ила» благополучно взлетели, направляясь к месту встречи с бомбардировщиками. И мы поняли время пути и начали ждать их возвращения. Конечно, таким образом считать время несложно, но можете ли вы предсказать, что будет в бою? Все думали об этом, только никто не говорил вслух.

Читайте также:  Что обнаружили учёные на краю Вселенной?

Прошло около часа, и появился первый штурмовик. Он шел низко, напряженно и двигаясь, сильно раскачиваясь, сел. Стабилизатор был в тряпках, на самолете и в фюзеляже – рваные дыры. Мы побежали к самолету, который остановился на углу площадки.

– Помогите стрелке! Быстрее! – крикнул Богданов.

Мы бросились в заднюю кабину. Архипов был еще. Голова упала на грудь, обмякшее тело прислонилось к башне, залитое кровью. Они развязали веревку и с трудом вытащили раненого. Он был без сознания. На мгновение, не открывая глаз, он едва слышно прошептал:

– Я сопротивляюсь, командир…

Жизнь оставила его в наших руках.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий