Как пират Генри Морган разграбил Камагуэй

Считается, что Камагуэй перенесли с побережья Кубы вглубь острова в поисках более плодородных пастбищ, когда пираты вконец замучили. Но хронология пиратских набегов и переноса (переносов?) Камагуэя не совсем очевидна.

Поселение основали в 1514 году. Первой датой переезда вглубь острова называют 1528 год, спустя всего 14 лет после основания. Другой источник упоминает в качестве причины пиратскую атаку 1555 года под командованием француза Жака де Сореса и его лейтенантов Сэмюэля Сармьенто, португальца, и Хуана дель Плано, испанца. В 1616 году город дотла сожгли восставшие рабы.

Тем не менее, разорение Пуэрто-дель-Принсипе, как поначалу назывался Камагуэй, считается первой широкомасштабной операцией английского пирата Генри Моргана. Морган родился в 1635 году, а до Кубы добрался к середине 60-ых XVII века, то есть, спустя больше сотни лет после предполагаемого переноса…

Генри Морган (1635 — 1688) — английский мореплаватель, родившийся в Уэльсе, был пиратом и капером, активно проводившим английскую колониальную политику.

Операции по захвату городов были прибыльнее грабежа одиноких судов, встреченных в море, поэтому Морган активно грабил и разорял испанские владения в зоне Карибского моря.

В 1671 году Морган разграбил и уничтожил Панаму, а его налет на Маракайбо (Венесуэла) лег в основу одной из глав "Одиссеи капитана Блада" Сабатини. Сабатини использовал как источник книгу Эксквемелина "Пираты Америки", со слов которого и мы восстановим разграбление Камагуэя.

Первое, что бросается в глаза, это — численный состав пиратского отряда:

Собрав флотилию из двенадцати кораблей с командой из англичан и французов общей численностью до семисот человек, готовых на все, Морган напал на город Пуэрто-дель-Принсипе на острове Куба и, несмотря на отчаянное сопротивление испанцев, хорошо знакомых с нравами пиратов, захватил его. Пираты разграбили город и, кроме того, взяли выкуп — пятьсот голов скота.

Но поглядите на карту Кубы:

Читайте также:  Вера Оболенская. Как русская княгиня не сдалась фашистам.

Камагуэй стоит почти ровно посередине острова. С какой стороны не подойди, это больше ста километров вглубь. И, по идее, к появлению Моргана в кубинских водах он примерно там и стоял, если не с 1555 года, то с 1616-го. А налет Моргана состоялся в какой-то из 5 лет между 1666 годом, когда Эсквемелин отправился в путешествие судовым врачом, и 1671-ым, когда Морган захватывал и разорял Панаму. Расстояние до города чуть было не отпугнуло пиратов:

Когда пираты поняли, что Гавана им не по зубам, они принялись искать другие места. Один из них предложил идти на город Эль-Пуэрто-дель-Принсипе, тоже расположенный на острове Куба; он был не хуже, и у его жителей было много денег, ибо туда часто приезжали торговцы из Гаваны и привозили деньги; здесь они скупали кожу, которую затем перепродавали. Но и это место отпало, потому что оно далеко от моря, а, говоря откровенно, пираты-англичане на суше сражаются не очень лихо. Это хорошо понимали и Морган, и его товарищи.

Но, все-таки, не остановило. Хотя в какой-то момент мелькает подозрение, что они, вероятно, попросту ограбили какой-то другой город с похожим названием. У Эсквемелина в топонимах можно запутаться. Книга была написана на голландском языке, и каждый перевод привносил что-то новое и все более причудливое в транскрипцию испанских географических названий и имен. Так что имена с названиями разноречивы и с трудом соотносятся с современными.

Все же они решили отправиться в Эль-Пуэрто-дель-Принсипе, в местечко, которое теперь называется Эль-Пуэрто-де-Санта-Мария. Когда пираты уже были в море, один испанец, долгое время находившийся в плену у англичан, уловил из их бесед, что речь идет именно о Пуэрто-дель-Принсипе.

Но вроде бы на Кубе и не было других гаваней с похожим названием. Наблюдая за пленным испанцем, можно снова попробовать прикинуть время, необходимое, чтобы добраться к городу.

Правда, за ним тотчас же спустили каноэ, но он оказался на берегу значительно раньше и моментально затерялся среди деревьев. На следующий день он переплыл с одного острова на другой и таким образом добрался до Кубы. Он знал все тропки и довольно скоро достиг Пуэрто-дель-Принсипе, где предупредил испанцев, что появились пираты.

Лошадей у пиратов не было. Ощущение времени у людей тех времен, конечно, заметно отличалось от нашего. "Довольно скоро" по их меркам могло, наверно, занять несколько недель. Не месяцев же, так что скоро! Из описания Эсквемелина трудно понять, сколько времени заняла операция:

Итак, пираты захватили город и согнали всех испанцев, взятых на поле боя, вместе с женщинами, детьми и рабами в церковь, а потом принялись грабить, и хватали они все, что попадало им под руку. Перешарив все улицы, пираты стали опустошать окрестности, и каждый день приносил им новую добычу и новых пленных. Времени у них было в обрез, ибо они собирались оставаться в городе, пока не иссякнет пища и питье. Бедным, несчастным пленникам, сидевшим в церкви, приходилось очень туго, они проводили время куда менее приятно, чем пираты, живя впроголодь и испытывая всяческие муки, которые им причиняли пираты, старавшиеся выведать, где спрятано их добро и деньги. Но у большинства бедняг, как ни пытай, не было ни того, ни другого: ведь они трудились день-деньской, чтобы прокормить своих жен и детей. Изверги не желали обычно ничего знать; они говорили: либо принеси деньги, либо повесим. И бедные женщины, прижимая к груди своих младенцев, жили в ожидании ужасного конца, ибо не за горами была гибель от голода и страданий. А пираты были лишены чувства жалости. Всякий раз, когда являлась у них нужда в мясе, они приканчивали корову или иную скотину, себе выкраивали лучшие куски, а остатки бросали пленникам — словом, делали все, что им вздумается.

Получается, что город прожил в условиях пиратского террора несколько недель, а то и месяцев. В ежедневном страхе выйти на улицу, где болтаются отбитые беспредельщики, у которых нет, что называется, ни святого, ни тормозов.

Когда припасы кончились и грабить уже было больше некого, пираты решили уйти. Они приказали пленникам внести выкуп и пригрозили, что в случае отказа всех увезут на Ямайку; кроме того, они посулили, что подожгут город и оставят после себя лишь руины и пепел. Все это они передали пленникам через четырех пленных испанцев. Вымогая выкуп и грозя сжечь город (а это они легко могли сделать), пираты приумножали муки несчастных горожан.

Но все равно получается, что или Камагуэй стоял много ближе к берегу, нежели современный. Или набег Моргана был не налетом (налетели, схватили, убежали), а серьезным военным походом, изрядно протяженным во времени. Но, видимо, из тех, где первый блин комом.

Читайте также:  Этногенез ранних славян. Олег Радюш

Морган приобрел опыт командования и планирования, но не добычу, стоившую таких усилий. По результатам собственных мытарств с живодерским истязанием местного населения пираты не смогли расплатиться с долгами на Ямайке:

Морган освободил заложников и вышел со своей флотилией в море; в качестве сборного пункта для дележа добычи он наметил один из островков близ берега Кубы. Там пираты разделили добычу как полагалось, и на каждого человека пришлось по пяти тысяч реалов золотом, серебром и различными товарами. Но надеялись они на более жирную добычу: этой им не хватило даже для расплаты с долгами на Ямайке.

И еще одна заметка о городе Камагуэй:

Источник

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий