Как Пласт не стал Екатеринбургом

Староверы

Выписывая имена из церковных метрических книг, обратил внимание, что на протяжении десятков лет многие крупные золотопромышленники Кочкарских приисков игнорировали посещение церквей. Видимо, были староверами. В книге «История казачества Урала» (Оренбург-Челябинск, 1992 г.) есть такая строчка: «…исетские жители поселились в конце семнадцатого столетия и создали свое поселение в Санарском бору».

Если учесть, что земли на территории будущего г. Пласта были присоединены к Российской империи в 1732 году, а поселение Санарка возникло на полвека ранее— то, скорее всего, это и были раскольники, которые убегали от царских преследований, а в бору можно было спрятаться и от набегов степных племен.

Царские слуги усиленно следили за выявленными местами проживания раскольников. В той же В. Санарке в 1861 году числилось 45 жителей беспоповской секты.

Но на рубеже XIX и XX веков староверы приобрели некоторые послабления и определенное уважение как со стороны властей, так и населения. Многие, в том числе и наши золотопромышленники, получали звания не только личного, но и потомственного почетного гражданина. Почти все они состояли между собой в родстве. Причем главным критерием выбора невесты или жениха было не наличие богатства, а единоверие.

Порой нехватка женихов либо невест своей веры заставляла одного из них перейти в другую. Так, например, дочь казака из Черной речки (в 7 км. от г. Пласта) Юлиана Максимовна Турковская в 19 лет из беспоповской секты перешла в православие 14 января 1915 года, а 23 января венчалась в той же Новотроицкой Александро-Невской церкви с восемнадцатилетним казаком Алексеем Платоновичем Егоровым из того же поселка Черная речка.

Золотопромышленники из Екатеринбурга

После открытия первого золотого прииска в 1845 году купцом второй гильдии Павлом Емельяновичем Бакакиным и успешного начала золотого дела, свой взор на Южный Урал обратили многие купцы из столицы горнозаводского Урала, города Екатеринбурга.

Читайте также:  Почему Валиде не любила Хюррем

Поскольку все они практически состояли в родстве, то достаточно было объявиться на нашей «золотой» земле одному из них, чтобы земля потянула к себе и всю родственную цепочку. Из документов второй половины XIX века о выдаче лицензий на золотодобычу видно, что многие золотопромышленники из Екатеринбурга были доверенными лицами друг друга в ведении юридических дел.

Среди тех, кто открывал свое золотое дело на наших землях, числились семейства Козицыных, Китаевых, Зотовых, Якушевых, Росторгуевых, Харитоновых, Подвинцевых, Блохиных, Баландиных, Рязановых, Тарасовых. На последних хочется остановиться подробнее.

Первым из семейного клана Тарасовых открыл свой золотой прииск Савва Лукич (1801-1872). Совместно с несколькими компаньонами (естественно, тоже из г. Екатеринбурга) он создал акционерное «Екатеринбургское общество». Дата регистрации этой компании—14 апреля 1861 года. Кроме этой компании, Савва Лукич Тарасов организовал и другие.

В начале ХХ века на приисках Тарасовых действовали до десятка шахт: Поносовская, Павловская, Ильинская, Мало-Поносовская, Баталовская, Никольская. Последняя работала до 1955 года.

Все шахты были оснащены современным по тем временам горным оборудованием: водоотлив, вентиляция, компрессоры для сжатого воздуха, рудоподъем и т. д.

В непосредственной близости от шахт находились две золотоизвлекательные фабрики— Павловская и Бажуковская. Шахты снабжали фабрики не только рудой, но и водой. Все основные производственные и жилые помещения, а также подземные горные выработки были электрифицированы и связаны между собой телефоном.

Необходимо отметить, что внук Саввы Лукича — Петр Иванович — первым в России и вторым в мире приступил к строительству фабрики для извлечения золота методом цианирования, однако первый блин вышел комом, и Тарасова обогнал другой золотопромышленник из Кочкаря — Е. Зеленков, который и застолбил за собой первенство в 1896 году.

Читайте также:  Заговорщик Арамис: интриган или идеалист?

К 50-летию «Екатеринбургского общества» (1911 г.) было добыто 458 пудов чистого золота (1 пуд -16 кг.).

Из документов начала ХХ века видно, что ежегодная производительность «Екатеринбургского общества» составляла от 19 до 29 пудов золота.

Ровная и стабильная работа приисков Тарасовых была нарушена в 1902 году: на Павловской шахте произошло обрушение. Погибли десятки рабочих, другая часть была спасена горноспасателем Кочкарских приисков Ступиным, который впоследствии был награжден государственной (царской) наградой— золотой медалью «За спасение погибающих».

В документах нет ни слова о количестве погибших, но говорится о том, что на устранение обрушения ствола Павловской шахты были затрачены большие суммы, и поэтому в 1903 году произошел некоторый спад в золотодобыче.

В 1911 году— дата 50-летия «Общества»— оно имело недвижимого имущества на сумму в 175 тыс. рублей и движимого— на 186 тыс. Это огромные по тем временам суммы. «Общество» ежегодно выплачивало различных налогов и сборов в казну до 8 тыс. рублей. Тарасовы построили и содержали на своих приисках больничку.

В разные годы среднее число работающих в Обществе колебалось в пределах от 400 до 460 человек.

Первая мировая война резко ухудшила финансовое положение приисков компании Тарасовых.

На войну были призваны не только горные специалисты, мастеровые, старатели, но и рабочие лошади. Все это привело «Екатеринбургское общество» к банкротству, и оно было вынуждено продать свои прииски в 1916 году французской компании.

После гражданской войны Екатеринбургский прииск среди населения Кочкарских приисков зовется Тарасовский край. Здесь открывается школа, которую население также стало называть Тарасовской. В 20-е годы на базе помещений бывшего «Екатеринбургского общества» был открыт рабфак, а затем и горное училище. Многие пластовчане, наверное, помнят клуб СПТУ № 10— это последнее здание, что осталось от «Екатеринбургского общества».

Читайте также:  Как император Галлиен алчного торговца наказал

В 1920 году административный центр Кочкарских приисков стал называться екатеринбургским сельским советом. У пластовчан, родившихся с 1920 по 1930 годы, в свидетельствах о рождении стоит печать с надписью: «Екатеринбургский сельсовет», т. е. на Урале мог появиться еще один город Екатеринбург. Но царские имена тогда были не в моде, более того — в опале. Меняют свои названия Екатеринодар, Екатеринослав, Екатеринбург. Наконец, и наш Екатеринбургский сельсовет в апреле 1931 года получает статус рабочего поселка под названием Пласт.

В приложении к книге «Рязановы— купцы екатеринбургские» дана родословная золотопромышленников Тарасовых. По архивам нашего музея мы можем эту родословную дополнить. Например, древо Тарасовых заканчивается Петром Ивановичем и не указаны два его сына. Одного звали Вениамином, второго— Евгением. Оба имели высшее горное образование.

Кроме сыновей Петра Ивановича, здесь работали в различные годы и другие Тарасовы, которые не отмечены в родословной. Поскольку их нет в церковных метрических книгах, полагаю, что все они из одного староверческого семейного клана. Вот их имена: Тарасов Михаил Юрьевич, горный инженер, консультант «Анонимного общества»; Тарасов И. С. — владелец приисков в 1874-1892 годах; Тарасова Фекла— владелица приисков в 1855-1863 годах; Тарасов Николай — умер в 1853 году в возрасте 18 лет. Все Тарасовы в начале ХХ века входили на золотом Кочкаре в Общество образования. Иван Петрович в 1914 году подарил в библиотеку им. Блохина 129 книг.

Из всех Тарасовых только Петр Иванович имел звание Потомственный почетный гражданин,— видимо, он первый из семейного клана был удостоен этого звания по императорскому указу.

Уральский следопыт

Хайрятдинов Равиль

обложка сянваркого 2003 номера журнала "Уральский следопыт"

уральскими следопытами

Источник

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий