Мичиганские хроники: Лето, ах лето

Мичиганские хроники: Лето, о лето

Лето, ах, лето

Продолжаю делиться воспоминаниями о необычной жизни нашей семьи. Пока мы находимся в 1990-х, в Мичигане, в докторантуре Университета Эндрюса. Я уже писал о некоторых летних эпизодах. Чем еще были наполнены наши летние дни? Наряду с основными работами по жилью (мелкий ремонт студенческих квартир) и с бассейнами Джона, летом можно было еще косить газоны для людей, рубить деревья и кусты, сжигать мусор, да мало ли что еще? Особенно здорово было, когда мне довелось работать с Аленой. Потом, конечно, с нами были дети, они нам помогали. Работа, таким образом, приносила не только деньги, но и радость. Да и приятно видеть, когда что-то меняется в мире к лучшему, хоть немного, от твоих рук. Если есть такое ощущение, можно работать. И нет… Я вообще избегал, старался избегать произведений, которые, на мой взгляд, были бессмысленными, хотя и приносили деньги. Например, телемаркетинг. Но судить и осуждать не буду, потому что Аким потом работал в Канаде телемаркетингом. Куда я собирался идти?

Мичиганские хроники: Лето, о лето

Аким

И уж точно избегал работы, требующей всей концентрации, как в пекарне. Не от лени. Возможно, отчасти из-за рассеянности. Вообще для меня работа — это возможность подумать, поразмышлять над собой. Возможность молиться. Вот, например, ты едешь на газонокосилке, как Форрест Гамп, поле бескрайнее, держишься только за ровную полосу, и думаешь о себе, думаешь о своем здоровье. А потом, раз на крыше работал, подумал немного: упал, сломал два ребра, хорошо, что не больше. Нет, работа должна быть такой, чтобы во время работы можно было оставаться в созерцательном настроении. В противном случае работа засохнет, вы даже не заметите, как. Это много часов, каждый день. Нет, лучше купить меньше, но не суетиться.

А вот еще одна интересная работа, которая у меня была, и это надо отметить, так как Аким потом будет серьезно относиться к этой работе, он приобретет профессию. Я работал, вернее подрабатывал, массажистом. Во время службы в Иркутском военном госпитале я освоил профессию массажиста, но с тех пор много воды утекло. Но оказалось, что по сравнению с американским массажем, который состоял в основном из поглаживаний и пощипываний (один из моих индийских клиентов назвал его «массаж Микки-Мауса»), мой массаж был чрезмерным. Кстати, у этого индейца мистера Киви (КВ) спина и шея были, как стена, как кирпичная башня. И только я мог его помыть.

Мичиганские хроники: Лето, о лето

Алена с детьми тоже часто приезжала со мной: гуляли в ее саду, смотрели мультики на экране ее огромного во всю стену телевизора (в те годы!), пили чай с ее веселой и гостеприимной женой. У них была огромная коллекция индийских фильмов на другой стене. На самом деле Болливуд если не по качеству, то по количеству превзошел Голливуд.

Читайте также:  10 ЗАГАДОЧНЫХ МИФОВ И ЛЕГЕНД, КОТОРЫЕ ОКАЗАЛИСЬ ПРАВДОЙ

Человек на Бьюике

Мистер Киви подарил мне свой старый Бьюик. Для тех, кто не в курсе, Бьюик — американский роскошный Мерседес. Это был целый восьмицилиндровый бронепоезд. Наш не такой уж и маленький Плимут выглядит так, будто мы могли бы положить его в багажник Бьюика. Кто-нибудь видел французский фильм «Человек в Бьюике»? Я тоже не все видел. Но машина такая же как у меня.

Мичиганские хроники: Лето, о лето

Мой подарок – Buick Roadmaster

Этот Бьюик, при всех его достоинствах, когда я его получил, был старым и изношенным. Однажды мы едем навестить наших друзей, которые живут в паре штатов от нас. Ехать в нем было удобно, комфортно. Дети играли на просторном заднем сиденье. Все казалось в порядке. Но вскоре я заметил, что газ как-то слишком быстро заканчивается. Я залил его, огромный бак. Но и этот танк таял на глазах, не успев проехать и тридцати километров. В общем, как и Лев Толстой, в последний раз покинувший свою Ясную Поляну и отправившийся в путешествие, этот Бьюик домой не вернулся. Каким-то образом оно дошло, дошло до наших друзей и остановилось там. Мы вернулись домой на арендованной машине.

Все совместные усилия обеспечивали наше в целом безбедное существование. Нет, лишних денег у нас тогда не было, но мы спокойно оплачивали квартиру, питание, страховку и все прочие расходы. Я никогда не просил денег на бедность. И у нас всегда было время и деньги, чтобы сходить с мальчишками куда-нибудь интересное. В Олений парк, в аквапарк, в музеи, в заповедники, в зоопарк, на выставки, куда угодно.

Мичиганские хроники: Лето, о лето

С Евгением и Валентиной Зайцевыми в нашей первой квартире в университетском городке

Нюхачи коров

Не все, конечно, было так ясно в те времена. Однажды мы поехали на велосипедах на Андрюсовскую ферму, «понюхать коров». Этому нас научила Валя Зайцева, которая сказала, что там пахнет Россией. Чтобы добраться до фермы, нужно было спуститься по довольно крутой асфальтированной дороге в сторону Сервисного завода. Я пошел первым и уже был внизу, когда понял, что позади меня что-то не так. И вот что там произошло.

Саша ехал впереди, на своем маленьком велосипеде, явно не приспособленном к большим скоростям. Руль у нее затрясся, велосипед потерял управление, и Саша перелетел через руль, за который она судорожно ухватилась, и велосипед вместе с ней, так и полетели они: Саша и велосипед. Но этого недостаточно. За ней стоял Аким, явно не ожидавший такого поворота событий. Он притормозил, но было поздно: он врезался в Сашу, вылетел из кресла и полетел вниз по склону. Но это еще не все. За ними была Алена, на глазах которой разворачивалась эта сцена. И она тоже не смогла затормозить, а также врезалась в байк Акишкина и полетела на землю. Буквально цепная реакция.

Читайте также:  Какие условия в подледных озерах Марса?

Позже Алена рассказывала, что крики Саши вывели ее из шока, чему она была несказанно рада: значит, Саша жив. К плачу Саши присоединился плач Акишкина. Так он тоже жив! Слава Богу! В этот момент я уже вовремя. То, что я увидел, называется – много мелких. Мальчики были все в синяках, в крови, ужасное зрелище. Велосипеды, особенно Сашкин, кривые. Алена схватила Сашу на руки. Я схватил Акима. Они вывели их на траву будет жить!

Мичиганские хроники: Лето, о лето

Незадолго до инцидента

Я вскочил на свой велосипед, единственный неповрежденный, и побежал домой, за машину. Он приехал, забрал пострадавших, погрузил помятые велосипеды в багажник, мы добрались до дома, и что случилось? Дети, кроме ссадин и ушибов, слава Богу, не пострадали. Но позже Алена сломала руку, после чего пошла работать в гипсе. Я слег с серьезным испугом.

Саша, кстати, тоже сломала руку, позже. Я поднялся на Monkey Bar, детскую железную арочную лестницу, я упал, я упал на землю без успеха. Она бежит ко мне, плачет и ручка висит, предплечье сломано, обе кости. Он побежал в больницу. Там они целый час оформляли бумаги, сидели в ряд, а рука вся синяя, опухшая, безжизненно висит. Там с ним что-то сделали, наложили на него пластырь, а потом оказалось, что все сделали не так.

Мичиганские хроники: Лето, о лето

На следующей неделе мне пришлось вернуться в больницу и сложить кости прямо под рентгеном и без анестезии. Говорю вам по опыту, в любом приличном травмпункте России это сделали бы за считанные минуты и без рентгена, без очереди, без бумаг и без денег.

Да, тогда медицинские расходы легли на нас. Мы впервые осознали, насколько на самом деле зубастая и прожорливая американская медицина. У нас, как у студентов, была страховка, конечно, но эта страховка не покрывала анестезию. А это большие расходы, по крайней мере для нас: сотни долларов.

Мичиганские хроники: Лето, о лето

А незадолго до этого Акиму сделали операцию на ухе. Судя по всему, ему грозила глухота. Я не знаю, откуда они это взяли. Но операция сделана, деньги заработаны. Мы тогда еще платили. А вот и новые аккаунты! У меня такое впечатление, что врачи там свою работу создают, если ее не хватает.

Например, однажды мы пошли к окулисту, просто на профилактический осмотр. Ну у нас с Аленой все нормально, Саша тоже, а вот Аким… Они крутили, проверяли, проверяли, продали нам тогда очень сложные и дорогие очки. И он носил эти очки какое-то время. Пока его не посмотрел знакомый в России врач и не сказал, что с ним все в порядке, и что очки Акиму не нужны, он все прекрасно видит. Таковы странные первые опыты с американской медицинской промышленностью.

Читайте также:  10 удивительных и интересных фактов о Саладине

Но я должен упомянуть еще несколько деталей ради правды, так как я начал. Во-первых, через несколько месяцев, когда мы оплатили «по счетам» двух наркозов Сашина и Акимова, Алена написала письмо в больницу, объяснив, что мы плохие студенты и еле сводим концы с концами. Это, к сожалению, было абсолютной правдой. И счета перестали приходить! Каково там: луч света в темном царстве, что ли?

Мичиганские хроники: Лето, о лето

А недавно выяснилось еще кое-что. Аким признался мне, что просто хотел носить очки, и поэтому, когда ему проверили зрение, он сказал, что чего-то не видел, хотя и видел, а потом почему-то продолжал так говорить. Затем он разбил врачу голову. Да и в накладе они не остались. А потом думаю: зачем он это сделал? Хотите больше нашего внимания? А может быть, то же самое было и со слухом? Может эта операция была не нужна? Разве мы уделяли ему мало любви, мало внимания? Да, не так много.

Верно, смотрите, вот ребёночек, вот мать, которая его нянчит, утешает, кормит, песенку поёт, спать укладывает. Тогда что? Также хуже. Никогда больше он не будет так любим, так заботлив, так лелеем. В определенном смысле жизнь начинает идти не вверх, а вниз. Где и когда вы найдете любовь столь же преданную, столь же чистую, заботу столь же трогательную, как та, которая уже дана вам? Мы можем не все помнить умом, мы не понимаем, но сердце помнит. И вы ищете: как и где еще найти что-то подобное, хотя бы похожее. Любовь, внимание, сострадание. Мальчик смотрит в свою сторону. Взрослый мужчина, по-своему. А на самом деле и ребенок у врача, и взрослый мужчина на руках у женщины, все ищут и не находят. Что они когда-то имели и потеряли. И ничто и никто полностью не заменит эту потерю. Неважно, как сильно ты стараешься. Но вы все равно должны попробовать. Да, только когда мы находимся в объятиях Бога, мы можем чувствовать утешение в этой утрате.

И еще кое-что выяснилось на днях, после того, как от нас ушел Аким. Саша призналась, что Аким все эти годы винил себя за то, что потом упал с лестницы и сломал руку. Оказывается, его куртка висела на лестнице. Саша схватила, думала схватить, но она упала вместе с кофточкой. Она никогда не говорила нам об этом раньше. Нам кажется, что мы что-то знаем. Что мы знаем?

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий