На морских глубинах

На морских глубинах

В период войны в северных районах Финляндии и Норвегии не было ни железных дорог, ни развитой сети шоссейных дорог. Поэтому все грузы для своих войск, наступавших на Мурманск, немцы транспортировали морем. Водным путем доставляли в Печенгу и Киркенес солдат, оружие, боеприпасы, снаряжение, продовольствие. Назад фашистские корабли возвращались груженные никелем и рудой.

Немецкое командование принимало все меры, чтобы надежно защитить свои транспорты. Вдоль побережья Северной Норвегии стояли артиллерийские батареи, готовые в любую минуту открыть огонь. Там же находились станции наблюдения и аэродромы. С моря путь немецких кораблей прикрывали минные заграждения.

В самом начале войны ставка Верховного главнокомандования обязала Северный флот уничтожать боевые корабли и транспорты врага на морских путях.

Основная тяжесть борьбы с конвоями легла на советские подводные лодки. Вначале наши лодки занимали позиции в водном районе от полуострова Рыбачий до Нордкапа. Но затем немецкое командование вынуждено было перенести свою главную базу снабжения в Буде. Подводники-североморцы стали ходить в длительное автономное плавание, все чаще появляясь в водах Норвежского моря. Они умело преодолевали минные заграждения врага, топили фашистские корабли не только в открытом море, но и в портах.

Поначалу походы наших лодок далеко не всегда были успешными. Сказывались недостатки боевой подготовки в предвоенные годы, не имелось опыта подобных операций.

27 июня 1941 года впервые открыла огонь по вражескому кораблю подводная лодка Щ-401. Но первый «блин вышел комом» — торпеды пролетели мимо.

Ни с чем вернулись из походов подлодки Щ-421, М-176 и Д-З. Но североморцы не отступили. Они искали новые приемы и методы борьбы с врагом, учились наносить точные удары.

14 июля подводная лодка Щ-402 под командованием старшего лейтенанта Н. Г. Столбова выпустила две торпеды в гитлеровский транспорт, стоявший на якоре в порту Хонингсвог. Выстрелы накрыли цель.

Читайте также:  В Черном море есть гигантская подводная река, которой 6000 лет

На морских глубинах

А 21 августа лодка М-172 прорвалась в порт Линахамари. Командир старший лейтенант И. И. Фисанович взял на прицел большой транспорт и с дистанции 7-8 кабельтовых торпедировал его. На другой день экипаж той же лодки потопил в море еще один транспорт.

С каждым походом росло тактическое мастерство моряков, а вместе с ним — и число побед. Многому научили своих товарищей Иван Александрович Колышкин и Магомет Имадутдинович Гаджиев — прославленные советские подводники.

Судьбы их во многом сходны. В одно и то же время пришли они на флот по путевкам Ленинского комсомола. Вместе учились в Высшем военно-морском училище. Потом им пришлось ненадолго расстаться. Магомета Гаджиева направили на Тихоокеанский флот. Там за отличное выполнение заданий его наградили орденом Ленина.

В 1939 году после окончания военно-морской академии Гаджиев получил назначение на Север. Служить им пришлось в одной бригаде, командирами дивизионов подлодок.

На войне в полной мере раскрылся талант Гаджиева и Колышкина.

Первым боевой счет открыл капитан 3-го ранга Колышкин. С 21 по 27 августа Иван Александрович находился в море на подводной лодке М-172, на той самой, которая первой прорвалась во вражеский порт.

С 22 ноября по 15 декабря лодка Д-З потопила в походе еще три фашистских транспорта.

На второй день войны капитан 2-го ранга Гаджиев вышел на лодке Д-З в район мыса Нордкин на активный поиск противника. А 7 сентября командир дивизиона отправился в боевой поход на подводной лодке К-2.

Вахтенный офицер старший лейтенант 3. М. Арванов обнаружил в море быстроходный немецкий транспорт, который шел без охранения. Дальность расстояния не позволяла атаковать торпедами. Тогда Гаджиев решил применить артиллерийский огонь.

Читайте также:  Что мешает развиваться россйскому космосу

— Всплыть! — приказал командир лодки капитан 3-го ранга В. П. Уткин.

Через открытый люк артиллеристы выбрались наверх. Лодка продолжала идти полным ходом.

— Прибавить обороты! — последовала команда мотористам. Дистанция между кораблями быстро сокращалась. И вот уже отчетливо виден весь транспорт. Немцы заметили нашу лодку и открыли огонь из всех пушек. К-2 вышла на параллельный курс — раздался первый залп. За ним — еще несколько точных попаданий. Транспорт стал терять ход.

И вдруг…

— Срочное погружение!

В воздухе появился вражеский самолет. Уже под водой североморцы услышали сильный взрыв. Когда спустя некоторое время лодка всплыла под перископ, на море было пустынно — транспорт затонул.

С победой, товарищи! — поздравил Гаджиев экипаж.

Но как отметить победу? Старший лейтенант Арванов предложил отсалютовать при входе в базу. Эта идея понравилась. Когда впереди показался знакомый пирс, комендоры сделали холостой выстрел.

— Что случилось? — недоумевали в Полярном. Забеспокоились и в штабе. Как только подводники ошвартовались, командующий А. И. Головко спросил строго:

— Почему стреляли в гавани?

— В ознаменование победы! — отрапортовал Гаджиев.

Это было 19 сентября 1941 года. В тот день у подводников родилась новая добрая традиция. Войти в родную гавань с салютом каждый экипаж считал делом чести.

В походах рождались у Гаджиева новые мысли о лучшем использовании техники и оружия. В декабре М. И. Гаджиев использовал артиллерию для борьбы с кораблями охранения. Это был новый прием. После торпедирования подводники обычно уклонялись от встречи со сторожевыми кораблями противника.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Читайте также:  Пойман первый быстрый радиовсплеск в нашей галактике?

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий