Не легко давалось решение

Решение было непростым

Короткая июльская ночь приносит под палатку легкую прохладу, столь желанную после утомительного дня. Но душевная суматоха унизительного страха, испытанная во время бомбежки, не отпускает, как открытая рана, не позволяющая заснуть. Почему самые мрачные мысли приходят в темноту? Как я буду бороться, если на самом деле я оказался непостоянным? Совесть человека судит сильнее всех.

Василий Максимович вдруг заглянул в палатку – по голосу узнал:

– До сих пор не спишь? Ну-ну… Молодец, ты труса под бомбежкой не чествовал. В первый раз, знаете, всегда страшно: вспоминаешь и Бога, и дьявола. Но, послушайте, меня не застали врасплох… Ладно, пошла, поспала…

Подумал: решил утешить, не иначе. Видно, оказывается, была моя слабость.

И добро, и зло уходят в прошлое под влиянием знаменательных событий, причем не так уж часто. Могу сказать, что мне повезло: через два-три дня судьба фронта принесла новые доказательства, которые очистили мою совесть, внушили уверенность, которая смогла развеять страх.

Полку было приказано поразить военно-морскую цель – военные объекты в порту Гданьск. Под самолетами самолетов, одна за другой, с трудом поднимавшихся с земли, были замечены тяжелые бомбы, похожие на гондолы: они не попадали в бомбовые отсеки и были подвешены снаружи. На этот раз маршрут был далеко, и возвращение ожидалось не скоро. Но примерно через полчаса над аэропортом внезапно раздался знакомый гул: DB вот-вот приземлится. Как только приземлился, он притормозил, бросив облака пыли под фюзеляж, и остановился, летчики выскочили из машины посреди аэродрома. Мы оглянулись и побежали на стоянку. Фронтмен поднял скрещенные руки над головой; это могло означать только одно: не подходи, не подходи.

– Что за художественная самодеятельность ?! Отношение! – сердито приказал, как только заметили, худой мужчина в сером комбинезоне, которого я еще не знал, но решительным тоном: пожилой начальник. Это был военный инженер Г.Г. Баранов.

Читайте также:  10 НЕЛЕПЫХ ВОЙН

– Скорая медицинская помощь. Правый двигатель перегрелся, – ответил запыхавшийся командир, выталкивая из груди рубленые фразы. Пришлось вернуться. И после приземления увидели: предохранитель оголился. Перегорел предохранитель. Вы не можете взять такси…

Решение было непростым

– Да… – значительно побледнел инженер полка – Нам этого мало…

До войны считалось, что если самолет взлетал с боевыми бомбами и по каким-то причинам не сбрасывал их на полигон, то перед посадкой необходимо было обязательно избавиться от бомб – для этого были специально выделены резервные участки размещены в труднодоступных местах. Однако война быстро отменила это правило – в общем, оказалось, что оно рождено излишней осторожностью, присущей мирным дням. Пришлось – и самолеты приземлились достаточно благополучно с грузом бомб, чтобы потом снова взлететь и сбросить на цель, и не зря. Вероятно, это был первый случай в полку, когда опасность взрыва после такой посадки стала реальной.

Все сразу поняли, в чем проблема. Любая бомба, как известно, имеет предохранитель. На авиационных шахтах того времени надежным предохранителем служил простой колпачок с лопастями, как вертушка для ветерка, который фиксировался замком – металлической вилкой. Когда бомба была сброшена, струя воздуха закатила капот и при ударе взорвалась. Взрыватель бомбы под приземлившимся самолетом был, скорее всего, ослаблен и поврежден. Теперь только плавкая мембрана, тонкая, как алюминиевая фольга, была – как долго? – взрывозащита. Его мог вызвать даже сильный толчок, а также удар по диафрагме или удар камнем во время руления – да и сказать нечего.

– Да, – повторил военный инженер, – дело… – И, бросив цепкий взгляд на нас, стоявших рядом с нами, коротко бросился: – Кто пойдет?

Читайте также:  Самое опасное дерево на планете

Как будто мне в лицо воткнули горячие иглы: из всех здесь казалось, что я был единственным оружием, и казалось, что другие смотрят на меня.

– Позволь мне? – получилось беззаботно, в одиночестве.

Инженер обратился к Василию Максимовичу: – Новичок? То, что он никогда раньше не встречал. Сможет ли он это сделать?

В глазах старшего специалиста по связи промелькнула тень: решение было непростым.

– Иди, сынок, иди…

Вот он передо мной: самолет, словно опасная птица свернулась клубочком, готовая атаковать. Не хватает нескольких шагов, но каждый трудный, ноги двигаются медленно, еле-еле. Взгляд нельзя отвести от головки бомбы под левым крылом. Кажется, что плавкая перепонка, слабо светящаяся оголенным кругом, дышит как живая. Успокойся, никаких галлюцинаций! Говорят про майнера, который ошибся всего один раз. И здесь главное – не ошибиться. Один шаг, один шаг… Что это такое – бомба звучит как зуммер; Нет ветра, так что он звенит в ушах? Не принимайте близко к сердцу! .. Бомба уже в лицо, больше ничего не вижу – только ее, которая накрывает весь мир.

Теперь осторожно поднимите руку с ключом, плохо, что он такой мокрый. Мое сердце бьется быстро, мое тело потеет. Спокойно!..

Кажется, ключ вошел в розетку: момент приближается. Ключ повернется или… Этот момент поглотил риск и надежду, все зависит от этого. Именно в тот момент – я запомнил это навсегда – страх, охвативший мою душу, ушел – я внезапно обрел уверенность: я жив и буду жить! Так плохо взял: чтоб я эту железку не потушил! Сразу поверну, но не тороплюсь, нажму аккуратно, осторожно. Нажимаю – нет, не с одного места! Это был ты, блин! Я попробую еще раз, с другой стороны.

Читайте также:  Загадки Млечного Пути: где родилось наше Солнце?

Стараюсь дышать ровнее, рука вроде не дрожит, нежно нажимаю сильнее – не двигается. Добросовестно затянут, наверное, рычагом, поэтому без первого щелчка не обойтись. Будет ли оно сопротивляться или взорвется? Я выдыхаю, невольно закрываю глаза и – снова! Чувствую, просунул под руку, пошел, повернулся. Ой!..

Удача слепа, как всякая возможность. Но, совсем не фаталист, я считаю, что в это нужно верить, в удачу, даже превзойти самого себя. Без веры в свои счастливые звезды бороться сложно – это тоже, конечно, не сразу узнается.

Минуту-две спустя мрачный взгляд через глотку в темное брюхо бомбы – ну кто это взял ?! – Я шел с перевернутым предохранителем в руках на стоянку. Пилот и Василий Максимович поспешили им навстречу, чтобы быстро спустить самолет, остальные последовали за ними. Чувство отстраненности, оторванности от мира сразу исчезло, а ноги просто подкосились…

Вечером того же дня командир эскадрильи, возвращая мне рапорт, сказал:

– Я понимаю ваше желание летать и слышал, что вы молодцы. Однако сейчас я ничего не могу решить. Здесь тоже война и каждый человек в счет, а самолеты – вы сами это знаете – становятся все меньше и меньше. Мы запишемся в резерв для пневматических винтовок, я вам обещаю. Ждать…

Можно, конечно, подождать, но что нас ждет? Кто возьмется строить планы на войне?

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий