Первый боевой вылет

Первый боевой вылет

Итак, давайте посчитаем, не уплете ли вы?

– Что вы имеете в виду, товарищ младший лейтенант, я в 41-й подавал рапорт, просил у ДБ стрелков. Но тогда это не сработало.

– Никакой подготовки не было?

– Самолетов почти не было. А школу я закончила с отличием по аэрофотосъемке. В прошлом году служил в полку УТ-1; Вы знаете, на «утке» и на пилоте они еле держатся.

– Ну, если готов, готовься, сейчас я доложу командиру. И заметьте, отличник, оставим без бойцов.

В новом полку я провел чуть больше месяца, но на фронте вовсе не обязательно есть полкилограмма соли на встречу товарищам: война беспощадно показывает, кто чего стоит. Вокруг собрались славные люди, почти все комсомольцы, и летчики, и техники. Они быстро подружились, хотя вместе учились в школах и нескольких школах

вы уходите, немного узнавая друг друга. Но молодым людям становится все легче объединяться в одну семью.

На Малой Земле снова начались тяжелые бои: собравшись с силами, противник решил окончательно выбросить наши войска за борт, вырвать этот «опасный осколок» из ключевого звена своей «голубой линии». Штурмовики совершали по три-четыре вылета в день для поддержки мелких землевладельцев, поражая скопления гитлеровских войск, танков, артиллерийские позиции и «обрабатывая» прибрежную зону. К настоящему моменту у нас уже были силы: 47-й, мой новый полк, пусть и не полностью укомплектованный, вместе со знаменитым

м 8-я гвардия – та самая, которая воевала в небе Севастополя, а 9-й истребитель сформировала 11-ю штурмовую авиационную дивизию ВВС Черноморского флота.

Первый боевой вылет

В один из тех очень напряженных дней в самолете Ефима Удальцова был ранен стрелок, и я, сумев подвесить бомбы и снарядить все оружие для нового полета, вызвался заменить его. Боль боя не оставляла времени для размышлений, поэтому разговор с лейтенантом получился таким кратким; что уж выяснять – если вы заменили стрелка и больше ничего нет, то, конечно же, оружейник. Меня, правда, тронуло сомнение: «Не поедешь по течению? ..» Но мы, техперсонал, испытываем другое испытание, чем сами гонщики! Возможно, он, Удальцов, так думает, но мы тоже были поражены, даже если на земле, мы все видели за более чем год войны.

Читайте также:  Почему люди думают, что РД-180 это Российский двигатель

Я воздержался от ответа в таком духе, наверное, только потому, что очень хотел совершить боевой вылет. Однако, вернувшись, понял: лейтенант был прав, прося, наверное, не только мужества, но и того, что особенно необходимо в воздухе и что без умения мало что стоит.

Ушли шестеро человек во главе с командиром полка майором Ф.Н.Тургеневым. Когда после взлета они собрались, отойдя от берега в море и выровнявшись с левым крылом, несущим крыло, натянулась равномерная цепь, в наушнике раздался голос Удальцова:

– Как вы себя чувствуете?

– Ничего страшного, – пыталась придать словам ежедневный спокойный тон искушенного человека, но даже почувствовала вибрацию микрофонов на шее, так что чувства усилились.

– Пулемет заряжен? Зашнурован? Близко к цели .. Не хочу проверять автомат! Да, первым делом я залез в кабину. И приставал к башне, конечно, как и положено – мы уже работали над случаями, когда молодого начинающего стрелка «выгнали», то есть вытащили одним махом: выставляя напоказ свое мастерство, он не пристегнулся и умер бессмысленным. Хотя у меня первый полет, но – заказывайте!

Набравшись высоты, теперь немыслимо прекрасная сверху морская гладь переливалась на солнце переливами. Ослепил нас, стрелков, направив прямые лучи в хвост – они пришли на Малую Землю с солнечной стороны, так что их было бы труднее заметить. Сюрприз – это половина удачи, особенно когда, как сейчас, мы обходимся без прикрытия бойцов. А неподалеку, в Анапе, базируется сильная эскадрилья мессершмиттов. Берег плыл под нами, все мягкими поворотами, и почти сразу же самолеты попарно перестраивались на боевой курс.

– Атакуем район кладбища, – приказал начальник, – там скопления танков. Погрузитесь в воду!

Читайте также:  ТОП-10 САМЫХ КРУТЫХ ВЕЧЕРИНОК В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. ЧАСТЬ 1.

Справа по ходу проступали характерные вытянутые очертания Цемесской бухты. У меня как раз было время мысленно заметить, что я ориентируюсь с высоты, когда ширина горного зонта обрушилась, солнце куда-то проскользнуло, под хвост, и огромная сила инерции потянулась от сиденья – мы налетели. Резко увеличилась скорость: самолет «дышал», трясся, как будто его трясло. Наши орудия начали стрелять короткими зловещими толчками, но я все еще не мог найти надежную точку опоры и только видел, как то то ближе, то дальше, разрывы раздувались. «Это для нас, сейчас они сломаются», – мелькнуло в сознании отстраненно, словно поглядывая в сторону. Затем самолет резко затрясся: «Все кончено…» Меня бросило на землю, прижало к сиденью, как будто накопился тяжелый груз.

– Покрытый! А теперь не зевай, бей зенитки, – взволнованный голос Удальцова раздался в наушниках, и это вернуло мне способность чувствовать, что происходит: значит, нас бомбили, мы выходили из пикирования.

От осознания собственной беспомощности глаза потемнели, на лице выступил пот – как я могла ничего не видеть ?! Отбросив скользящую липкую массу перегрузки, он уперся ногами в стороны, повернул пулемет на башне. Под землей что-то взорвалось в распространяющемся дыме, сверкали выстрелы. «Зенитки есть, что ли? Хотя бы для того, чтобы не попасть в хвост… »Опустив ствол ниже, под стабилизатор, и почти не прицеливаясь, успел сделать несколько коротких очередей…

Развернувшись, мы выскочили в море, и вот тень от самолета, описывающая, как компас, плавный поворот, пробежала по воде.

– Посмотри на воздух! – вспомнил Удальцов, как будто предполагая, что я могу отвлечься, – Пойдем на второй заход. Теперь ждите господа».

На этот раз командир повел группу, почти цепляясь за воду: теперь атака с малых высот поможет обеспечить внезапность. Мы снова пересекли берег, и верхушки кустов, казалось, проносились под фюзеляжем: их близость завораживала, реальность искажалась. Вспомнил, что на таких рейсах в эскадрилье говорили: «Мы пошли под костыль…»

Читайте также:  19 интересных фактов о коровах

Атаковал движущуюся цель. Во второй раз я не только услышал, как Удальцов сбил самолет носом, но и сам увидел, как в дыму разлетаются танки, и стрелял по ним из своей крупнокалиберной дрели. Однако все это находится на втором плане, можно сказать, вне сознания, потому что чувства и внимание снова пригвождены входящим огнем. Вероятно, его возглавляли зенитчики, танки и немецкая пехота. В левой плоскости самолета, ближе к консоли, были дыры с рваными краями, кабина пилота наполнялась запахом гари. Говорят: мгновение – вечность; здесь я впервые понял, что это не просто игра слов. Наш «Ил» трясся от форсажа двигателя, но мне показалось, что он остановился.

Между тем над целью уже атаковали самолеты, завершая атаку. И вдруг на месте одного из них вспыхнул взрыв и начало набухать черное облако. Как дела? Сразу разобрать не получилось – начинали с такой же низкой нормы экономии…

Когда вытянутая группа собралась на море, в результате непродолжительных переговоров я понял, что прямым попаданием сбила «девятку», экипажу не избежать такого взрыва.

«Вот как это бывает, теперь я сам это видел», – сказал Удальцов во время внутреннего общения, и его слова приглушенно, с силой упали в наушник, как будто они стучали по голове камнем…

Да, я так много мечтала об этом дне, я так долго его ждала, и крещение огненным воздухом оказалось неудачным. Путаница во время погружения, гибель товарищей полностью сменились мыслями о том, что давнее желание наконец сбылось. И не было радости…

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий