Поэзия и проза живого Донбасса

Разговариваем с Анной Ревякиной, поэтессой, родившейся и выросшей в Донецке. Он знает все, что произошло за восемь лет на Донбассе, что происходит сейчас, не по слухам, не по статьям на ТВ или в Интернете.

Поэзия и проза живого Донбасса

Анна ревякина

– О чем были ваши стихи перед началом войны на Донбассе?

– Первый текст, к сожалению, утраченный, был о городе и улице, где он тогда жил. Это была улица Нижне-Курганская. Не помню сейчас, что тогда рифмовалось с названием улицы… Мне тогда было шесть лет.

Моя подруга-филолог Юлия Мавродий еще до войны определяла меня как «влюбленную поэтессу». У него было много текстов о любви. На самом деле в стихах тогда было много любви. Чаще цельный, «питательный». Одно из любимых довоенных стихотворений моей мамы о Донецке.

«Я люблю тебя, город мужчин,
с черной подводкой;
я начну свой визит с вокзала
и далее на металлических станках.
Вернуться к нему навсегда
и не просто неделю с семьей, —
в сентябре на мои именины,
календарь на конец сентября.
Этот город на свидание с тобой:
до встречи, золотые листья
бариста вышивает деревья —
этой осенью с горстью кофе.
Моя радость видна под пылью.
Ты мой город, мой простой город.
Как красиво все здесь, в Донецке,
так приятно смотреть в окно.
Мой заброшенный дом у реки,
мой проспект Ильича и больница, —
мне снятся все эти открытки:
пешеходы, рекламные щиты и вы”.

Я написал это стихотворение в 2010 году, а в 2011 году оно было опубликовано в моем первом сборнике стихов «Сердце». До войны оставалось еще три года. И мы не знали, что всем нам предстоит случиться «потерянный май» 2014 года, в котором произойдет и одесская трагедия 2 мая, и начало войны в Донецке 26 мая.

Мужская подводка не имеет ничего общего с «герленовским карандашом» див и рок-звезд, все дело в угольной пыли, которая разъедает пространство между ресницами шахтеров.

Поэзия и проза живого Донбасса

Донецк

– Вы из поколения, выросшего во времена независимости Украины, почему и как вы осознали свою сторону в этом конфликте?

— Есть такая умная фраза, но в то же время совершенно фальшивая: «Я никогда не интересовался политикой». Человек существо политическое. Согласно Аристотелю. Но я особо не интересовался политикой до того самого момента, когда политика заинтересовалась мной. Лично отправной точкой стал ноябрь 2013 года — второй украинский майдан, «революция сознания». Однако из Донецка в моих глазах это выглядело как очередной киевский бунт. К 2013 году в украинской столице уже был такой случай в анамнезе. Какое-то время мне казалось, что новый Майдан скоро выдохнется. Впереди зима, мороз. Но не сейчас. В моем окружении были люди более внимательные, чем я. Они с нескрываемой тревогой наблюдали за происходящим в столице. Лично.

А потом наступил февраль, а за ним и апрель 2014 года, когда власти Украины официально признали нас, жителей Донбасса, террористами. Помню, как я пришел работать в Донецкий национальный университет, зашел в кабинет декана заочного отделения, а там один из наших преподавателей сказал секретарше, что теперь мы все террористы. Каждый. До одного. Он говорил взволнованно, без пауз. Секретарша успела только кивнуть в ответ.

Весенние месяцы прошли с невероятной тревогой, от которой волосы вставали дыбом. В том же году сессия была перенесена на более раннюю дату. А 26 мая 2014 года началась война. И с тех пор вообще ни на минуту не останавливался. Да, была серия перемирий, за каждым из которых следовала неизбежная эскалация.

Читайте также:  10 легендарных исчезнувших городов, которые удалось обнаружить

В апреле 2014 года он был в Киеве, возил студентов на Международную экономическую олимпиаду. Он возвращался из Киева на машине. По дороге домой встретили колонну выпускников. Обогнать эту колонну мы долго не могли, в итоге свернули на проселок, а потом выскочили обратно на колею, но уже впереди колонны. Куда отправились выпускники в апреле 2014 года? в Донбассе. Так что? Стреляйте в Донбасс. Усмирить. Я спросил водителя: «Куда вы едете?» Водитель ответил: «Это то, что мы думаем». “Вы когда-нибудь видели, как стреляют “Грады”? Это не могло прийти нам в голову!” Оказалось, что может.

Поэзия и проза живого Донбасса

Поэзия и проза живого Донбасса

Школа в Докучаевске. Фото Анны Ревякиной

Мне часто задают вопрос: “Любил ли я Украину?” Конечно! Это даже не обсуждается. Он очень любил страну, в которой мы жили. Но можно ли любить страну, которая посылает тебе выпускников? Кто хочет твоей смерти?

– Что помогло народу Донбасса выстоять и поверить в победу на протяжении 8 лет?

– Тут придется ответить пафосно, без нее никак. Я думаю, что за эти восемь лет все жители Донбасса прочувствовали в себе сердцевину правды. Даже не та правда, что у каждого своя, то есть правда. А правда в том, что Господь всегда с умирающими, со страждущими, но никогда с убийцами.

Что для вас было самым страшным моментом войны?

– Их было много. Расскажу об одном случае, который произошел недавно. 12 апреля 2022 года под Ясиноватой погиб мой родственник Рома Серегин. 22 мая ему исполнилось бы 38 лет. Живи больше и живи. Жена Лена и дочь Танечка остались. Я до сих пор не могу поверить, что Лена теперь вдова. Перед сном я часто думаю о том, как мне теперь жить. А жить надо. Есть дочь, ребенка надо поставить на ноги, воспитать и т.д. Они очень любили друг друга, Лена и Рома. Она хочет умереть сейчас, после него. Он буквально сутки перед похоронами спал с Ромой в гробу целовал, ласкал

Старики, помнящие чужую войну, говорили, что самое страшное — это смерть чужой. Необратимость смерти другого человека, близкого, любимого. Вы понимали их до 2014 года? Я понял, но это предложение не было моим личным опытом. Изготовлен в 2014 году, когда умер мой отец. Это было в ноябре. Мы похоронили его на Докучаевском кладбище. Это твой маленький дом. До сих пор из-за бомбежки мы не можем поставить памятник. В этом году ему исполнится восемь лет.

– Многие считают, что «это могла решить сама Украина». Я могла бы?

«Украина открыла его сама. Он убивал жителей Донбасса, своих граждан. Дети и пожилые люди. В то же время усилилась нацистская риторика. Оно нарастало плавно и мягко, делая это настолько ловко, что вполне лояльные еще вчера люди, превратив свой разум бесчеловечной мясорубкой в ​​фарш, были готовы вычистить всех, кто просто сочувствовал народу, подвергшемуся геноциду.

Есть два подхода к проблеме Донбасса. Некоторые говорят, что человеческая жизнь священна. Кто-то говорит, что главное — это земля. Я думаю все важно и люди и земля Донбасса это русские земли, с этим не поспоришь. Но это тоже русские. Может быть, даже более русский, чем некоторые русские. Русские отделились от матери. Иногда мы чувствуем себя сиротами, которые ждут, когда их заберет мать. Я говорю о своих чувствах. Мои чувства могут не совпадать с чувствами других людей.

Читайте также:  Это был Иван I

Сейчас общество разделено. Одни говорят, что они против войны на Украине, приводят разные аргументы, говорят что-то в этом роде, никогда не думали, что за миротворческий лозунг можно оказаться в неудобной ситуации.

Другая сторона поддерживает спецоперацию, многие секунданты считают, что ее нужно было провести раньше. Это спасло бы жизни и не позволило бы украинской армии окрепнуть. И не было бы “мягкой силы” украинизации. Конечно, следует упомянуть о мягкой силе. Она не была мягкой. Но на любую реформу еще нужно время, восемь лет – это большой срок. Я видел современные украинские учебники истории. Это очень страшно.

Я из Донбасса, родился в Донецке, большую часть жизни прожил в Донецке. И я точно могу сказать, что я против войны. Нет, мне все равно. Я проклинаю эту кровавую войну гидридов (не гибридов, а гидридов) восьмилетней давности. Я играю словами, простите, это особенность мысли. Гидрид происходит от гидры. Отрежешь часть, вырастет новая и снова атакует.

Поэзия и проза живого Донбасса

Война по телевидению и настоящая война — очень разные войны. Человек, переживший войну, никогда не скажет, что он ее не боится. Он скажет, что война — это самое страшное, что может случиться с человеком и с миром. И я хочу спросить у первой части людей, о которых говорил: “Почему вы не были против войны, когда она началась? В 2014 году, например”. Сам себе отвечу: “Война их не касается. Этакий Донбасс. Соседнее государство. Внутренний конфликт. А что если до Ростова-на-Дону 200 километров, то это еще далеко. Тем более от столицы…”.

Тут важно понимать. Жителей Донбасса убивали за то, что они были русскими. Не русские или пророссийские, а русские. Русский не про паспорт. Речь идет о языке, культурном коде и самоидентификации. Ну не помню, чтобы мое окружение на вопрос о национальности уверенно отвечало “я украинец”. Армяне, они были грузинскими евреями, аварцами. Но мне почти сорок лет, после меня родилось и выросло поколение U. По моей личной классификации это украинский аналог поколения Z. С деревенской спецификой. Помимо всех известных черт зумеров, граждане Украины, родившиеся после 2000 года, имеют общий знаменатель в виде гипертрофированного и сильно выпирающего украинства, намывного украинства. И многие миллениалы думают примерно так же. И это надо учитывать.

Народ Донбасса никогда не был своим для Украины, а за восемь лет войны стал совершенно чужим. Война на Донбассе вообще о трагедии разделения русского народа.

«Какой бы ни был дом, коробка пуста,
какое бы ни было слово, язык сух, –
эта боль хуже зубной.
Бог, как опытный ростовщик,
назначать процент
не платить до зимы.
После смерти не будет цены,
горят только свечи.
Асфальт горит под ногами
и колоколов не слышно
сталь плавится в этом городе,
пролить собственную кровь.
И светлячки из города
освещать путь к победе
я смотрю сквозь твои очки
я хочу присоединиться к слепым.
Что ни дом, то сплошная боль,
какой бы ни был голос, вой сирен.
Этот город был слишком горд
и вот он ушел на обмен.
Бог торгует как банкир
не даст и двух монет.
Бог смеется, что мир Божий
утверждает, что Бога нет.
Его смех – пушечный выстрел дня,
город плотно окружен.
Война пришла в этот город,
я боюсь смотреть ей в лицо”.

Это одно из моих первых стихотворений о войне. Я написал его в августе 2014 года.

Читайте также:  Запретный плод в гаремах - о чем молчал Великолепный век?

– Можно ли сказать, что самым большим желанием жителей Донбасса является мир?

– Я так думаю. Конечно, мы все хотим мира. Знаете, до 2014 года мы даже не подозревали, что мир — это такая великая ценность. Мир был обычным местом. Пожалуй, это можно сравнить с ампутацией. Человек с ногами и руками не понимает своего большого счастья, для него его непорочность – норма, более того, он даже не задумывается о том, что могло бы быть иначе.

Но я обману, если скажу, что народ Донбасса надеется только на мир. Из последних сил дончане ждут победы. А когда устраивают вечеринку, пьют «за мир после нашей победы». Жители Донбасса ждут справедливого суда над военными преступниками, теми, кто долгие годы был для нас кошмаром, кто бомбил наши города, убивал наших женщин, детей и стариков. Нельзя использовать армию против народа: в 2014 году этот закон был нарушен.

Поэзия и проза живого Донбасса

Ждем расследования одесской трагедии. Мой хороший друг Александр Кушнарев потерял сына в Доме профсоюзов. Вы наверняка видели последнее фото Гены Кушнарева. На полу лежит обожженный парень в полосатом свитере, над ним издевался Алексей Гончаренко. Причастные к бойне и почти все украинские СМИ сообщили, что 2 мая 2014 года были убиты россияне, граждане Российской Федерации. Нет. Русских в Доме профсоюзов в Одессе 2 мая не было, но были русские. Почти все они одесситы, то есть люди с украинским паспортом.

Что значит быть патриотом страны?

– Мне кажется, что большинство россиян понимают под патриотизмом «любовь к Родине». Это хорошее определение. Мы часто использовали это слово. Либо оно выделяется, либо, наоборот, ускользает, в зависимости от контекста и публики, на которую оно похоже. Могу с уверенностью сказать, что патриотизм – это не всегда результат, чаще это процесс, который начинается с человека. Начните с себя и спросите себя, что вы делаете для улучшения своей жизни и жизни других людей в вашей стране? Что вы делаете, конкретный человек? И не в духе ответить, что он хотел бы сделать, а помешал ему условный Ваня Иванов. А на линии, которую ты делаешь изо дня в день, хоть и мешают, но ты все равно это делаешь. Не надо искать виноватых. Мне нужно сделать. Шаг за шагом, маленькими шажками.

Книгу со стихами Анны Ревякиной можно приобрести здесь:

Книга Шахтерская дочка • Ревякина А. – купить книгу недорого, прочитать отзывы на Book24.ru • Эксмо-АСТ • ISBN 978-5-235-04502-6, p6107770book24.ru

Также читайте:

Поэзия и проза живого Донбасса

Как немецкий генерал Паулюс выжил в советском плену11 ECU2 мая

Ставьте лайки, подписывайтесь на “11 ECU”, делитесь с друзьями в социальных сетях. Ждем вас в нашем теплом и гостеприимном Telegram-канале.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий