Поздняя любовь. История из жизни

Поздняя любовь. История из жизни

Валерия Сергеевна стояла у окна и ждала звонка в дверь. Она знала, что Артем придет к ней сегодня в гости. Уже полгода этот молодой человек по просьбе проректора помогал ей набирать на компьютере монографию, и теперь работа была завершена. Вчера принесенные из издательства книги в красивой обложке лежали на письменном столе.

Казалось бы, как автор она должна была радоваться.

Но Валерия Сергеевна была не рада, ведь теперь у Артема не будет повода заходить к ней, а за это время она успела привязаться к нему.

Книгу издали к юбилею. 80 лет – срок немалый. Но даже к такому возрасту она сохранила ум, память и желание работать. В старости выглядела достойно, несмотря на морщинки, которые, как паутинки расходились по лицу, и перекореженные пальцы рук.

Пальцы cлoмaл ей слeдoвaтeль, который в далеком 1940 году пытался добиться от юной студентки филфака Лерочки признательных пoкaзaний.

Она тогда не понимала, что произошло, почему ее apecтoвaли и выдвигают такие нелепые oбвинeния.

Лера еще в школе свято верила в идеалы партии, почитала мудрого товарища Сталина, гордилась тем, что ее взяли в комсомол. Она стремилась стать учительницей, поэтому поступила в пединститут. На курсе познакомилась с Володей, завязался роман, и молодые люди решились зарегистрировать свои отношения, чтобы, получив дипломы, вместе уехать по распределению.

Счастливая Лера летала по коридорам вуза и ждала свадьбы, не догадываясь, что ее подруге Зое тоже нравился Володя. Мучимая ревностью и завистью, Зоя не нашла ничего лучше, как написать на нее дoнoc, обвинив во всех тяжких.

Леру apecтoвaли в декабре 1940 года.

Это разделило ее жизнь на две половины: до лaгepя и после него.

Но cтpaшнoe испытание не сломило ее, хотя вспоминать о пережитом она не любила. Силы дала глубокая вера в Бога, которую бывшая комсомолка обрела в годы своих несчастий.

Ее возвращение домой совпало с реабилитацией "пoлитзaключeнных ". Лере повезло: она подала на пересмотр дела и ее оправдали. Разрешили остаться в Ленинграде, окончить институт, а потом даже защитить диссертацию.

Читайте также:  Семь чудес света: Колосс Родосский

Она простила Зою за переломанную жизнь, приняв это как волю Божью. К тому же почти всех, кого Лера знала в довоенном Ленинграде, уже не было в живых.

Ее Володя ушел на фронт в июле 1941 и через три месяца пoгиб, Зоя и вся ее семья yмepли от гoлoдa холодной зимой 1941-1942. Не выжили и родители Леры, а ее брат пропал без вести в 1943.

И Валерия Сергеевна поняла, что apecт одновременно стал ее спасением, ведь останься она в Ленинграде, то, скорее всего, давно покинула бы этот мир.

А так она жила, пусть трудно и одиноко, но жила. Могла писать, работать, учить студентов.

Годы летели незаметно, менялись поколения молодых людей в университетских аудиториях, больше было разговоров о правах человека, свободе, справедливости.

А потом СССР распался в одночасье, круто изменив жизни тысяч людей.

А у Валерии Сергеевны ничего не менялось. Она по-прежнему жила в своей коммуналке и читала лекции в университете.

Но время ее уходило, и она понимала это. Отправки на пенсию боялась неимоверно и чувствовала, как ей в затылок дышат молодые перспективные преподаватели.

Она догадывалась, что юбилей и издание монографии – это, пожалуй, последние аккорды ее преподавательской карьеры.

Нужно было уходить. Но уходить было страшно.

А тут еще ее сердце пронзила поздняя любовь к молодому аспиранту, годившейся ей даже не в сыновья, а во внуки.

Бывает же такое! Казалось бы, душа не хотела покидать этот мир прежде, чем не полюбит так глубоко и сильно, чтобы можно было жизнь отдать!

Раздалось два звонка в дверь, Валерия Сергеевна вздрогнула, поняла, что это к ней.

Артем появился на пороге ее комнаты с букетом и коробочкой пастилы.

Читайте также:  Коллективизация и "голодомор". О чём молчат либералы

– Валерия Сергеевна, поздравляю, знаю, что книга вышла, а я ее еще не видел!

Потом они пили чай и как всегда разговаривали запоем.

Эта пожилая женщина восхищала Артема какой-то внутренней несгибаемостью, силой убеждений, преданностью своему делу. Таких людей в своей жизни он еще не встречал и поэтому старался узнать ее поближе, понять, о чем она думает, чем увлечена. По-своему был даже влюблен в нее.

– Все, моя книга издана, пора и честь знать, – шутя заявила Валерия Сергеевна.

– Как это честь знать? – удивился Артем. – Неужели вы уйдете на пенсию?

– Надо уступать дорогу молодым, вот отдам свой курс читать Сене Воронцову, а тебе вести семинары. Ведь в следующем году ты на 3 курс перейдешь, а там и до защиты недалеко.

– Спасибо, но я не хочу, лучше читайте вы!

– Ну, – Валерия Сергеевна поморщилась, – каждый из нас уходит в свое время. Мне вот повезло, я дожила до старости. А ведь старость – это своеобразная награда от Бога, становишься мудрее, понимаешь, как дорога на самом деле жизнь.

– А я до старости жить не хочу, – признался Артем. – Пугает она меня, что ли. И cмepть пугает тоже. Эх, выпить бы лет в 40 эликсир молодости! И все!

– Шутишь? Эликсир захотел. Душа не стареет, а cмepть… Это встреча с Богом, с людьми, которые ушли Туда раньше. Я хотела бы увидеть тех, кто мне дорог.

– Вы верите в это?

– А как мне не верить? Вера многие годы давала силы жить. Ты потом это поймешь. Я уйду и буду смотреть на тебя с облаков, как ты защищаешь диссертацию, как женишься, как рождаются твои дети.

Артем покачал головой.

– Лучше живите долго, я Вас хочу по-настоящему на свою защиту пригласить!

Читайте также:  Почему враждовали Монтекки и Капулетти?

– Это как получится, – улыбнулась Валерия Сергеевна.

Артем ушел, а она еще долго стояла у окна, сначала провожая его силуэт в вечерней мгле, а потом просто вглядываясь в очертания смуглых домов.

Затем подошла к иконе и стало истово молиться. За Артема, чтобы в жизни у него все сложилось хорошо, за других своих студентов и коллег, за своих yмepших родителей и брата, за всех пoгибших в блoкaдy и вoйнy, за всех мертвых и живых, за страну, которая должна обязательно сохранить себя в вихре переживаемого исторического лихолетья.

Намолившись и наплакавшись вдоволь, она спокойно уснула.

На следующий день в маленький кабинетик Артема в издательском отделе (он трудился в вузе не преподавателем, а редактором) забежал его приятель Паша Иноверцев.

– Привет, знаешь, Покровская yмepлa! Ты еще ей книгу помогал делать! Только что позвонили соседи. А я ее хотел оппонентом на защиту пригласить. Вот и не успел.

На душе Артема похолодело. Он глубоко привязался к Валерии Сергеевне. Хотелось зарыдать как в детстве, но плакать при Иноверцеве было нельзя.

Он отошел к окну и увидел сквозь пролеты домов серое питерское небо.

И тут среди мрака пробился тонкий лучик солнца, мгновенно скрывшийся за облаками.

Артем подумал, что, наверное, Валерия Сергеевна была права, когда обещала ему напоминать о себе Оттуда.

Может быть, и правда, Там что-то есть, и они когда-нибудь встретятся?

Но только как нескоро это будет…

Другие истории:

Поздняя любовь. История из жизни

Уникальность и авторство текста зафиксированы на text.ru. Копирование возможно только с согласия автора.

Источник

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий