Российские беспилотники: почему у нас до сих пор нет своего Байрактара

Долгое время Россия не очень хорошо относилась к своим беспилотникам. Трудно говорить о причинах этого: возможно, это была нехватка средств или, возможно, консерватизм, часто присущий военным, которые порой неохотно доверяют самым современным технологиям.

Как бы то ни было, оказалось, что до 2009 года на вооружении России не было ни одного БПЛА. Война 2008 года в Южной Осетии наглядно показала, что неплохо было бы иметь хотя бы беспилотники-разведчики.

Первоначально их закупил Израиль, позже в России был разработан собственный разведывательный аппарат Орлан-10, который поступил на вооружение. И даже позже начали собирать израильские БПЛА под названиями «Аванпост» и «Аванпост”.

Русские дроны: почему у нас пока нет своего Байрактара

Ударные БПЛА

Но с дронами, способными нести оружие, нам все еще трудно – их просто нет на вооружении.

Разработки в этой области велись в СССР: с 1984 года разрабатывался ударный БЛА Ту-300, работы которого впоследствии были остановлены. А в начале 2000-х над «Скатом» работал «МиГ», но проект тоже прикрыли.

И это при том, что, например, в США атака MQ-1 успешно проводится с 2005 года. Турция сама запустила в серийное производство Bayraktary в 2014 году. Подобные устройства есть и в Китае, и в странах Европы, но у нас нет: задержка очевидна.

правда, здесь нужно учесть один момент. Все современные серийные БЛА ударного действия – это тихоходные винтовые аппараты.

Немного о Байрактаре

Давайте разберемся с проблемами таких БПЛА. Следующее будет актуально для всех устройств этого типа. Но давайте рассмотрим все на примере Байрактара – он достаточно современный и есть недавние примеры его успешного применения, и сейчас модно говорить о Байрактаре.

Читайте также:  Найдена очень редкая черная дыра, которая противоречит теориям

Русские дроны: почему у нас пока нет своего Байрактара

Такие устройства могут быть эффективно использованы только тогда, когда у противника нет ни малейшего количества современных средств ПВО и радиоэлектронной борьбы. При наличии таких систем медленный средневысотный БПЛА ничего не сможет сделать, тем более что они не оснащены сверхсовременными стелс-технологиями.

Да, Байрактар ​​может быть сколь угодно эффективным в Сирии или Карабахе, но если Турция попытается использовать его, скажем, против Израиля, эффект будет нулевым.

Одним словом, все современные ударные БПЛА годны только для небольших локальных конфликтов, борьбы с повстанческими и партизанскими движениями и т.д. В войне с противником, хоть сколько-нибудь развитым в военном отношении, они будут бесполезны.

Единственная действительно крутая особенность Байрактара – долгое время полета, до 24 часов. Устройство может патрулировать воздушное пространство в автономном режиме. Если на патрулируемой территории появляется противник, БПЛА способен поразить его практически мгновенно. Но, опять же, это возможно только тогда, когда противнику нечем сбивать воздушные цели.

Вернемся к России

Разрабатывать собственный аналог Байрактара в России сегодня нет смысла, если очень хочется, можно купить сам Байрактар ​​или организовать их производство по лицензии.

Но совсем другое дело – самые совершенные БПЛА следующего поколения. Теперь плавно перейдем к тяжелому реактивному БПЛА «Охотник», который по возможностям приближается к современным истребителям.

Русские дроны: почему у нас пока нет своего Байрактара

С-70 “Охотник”

Сейчас все движутся в этом направлении: у Китая есть 601-S, у США есть XQ-58, а nEUROn – совместная разработка Италии, Франции, Испании, Швеции и Греции. Все это опытные реактивные ударные дроны.

И здесь Россия больше не собирается отставать.

С-70 «Охотник» позиционируется как беспилотный бомбардировщик и предназначен для сброса бомб и ракетных ударов по наземным и морским целям.

Читайте также:  7 неожиданных фактов о знаменитостях, которые не печатают в прессе

Это незаметный высокоскоростной высотный дрон, способный нести, по разным оценкам, от 3 до 8 тонн полезной нагрузки.

По задумке конструкторов, «Охотник» может управляться либо с стационарного командного пункта на земле, либо работать совместно с Су-57. При этом автономность БПЛА достигает 6000 км.

Самолет-лидер сможет управлять до четырех дронов, которые, в свою очередь, смогут расширять радиус действия РЛС самолета, выполнять задачи по целеуказанию или просто поражать противника вместе с Су-57.

Кроме того, использование роботов позволит самолетам уничтожать цели, выходящие за рамки их возможностей обнаружения и наведения с помощью ракет большой дальности.

Первый совместный полет Су-57 и «Охотника» состоялся в 2019 году. Конечно, никто не расскажет, насколько он удачен для нас, но работа в этом направлении продолжается и очевидно, что перспективы есть.

Русские дроны: почему у нас пока нет своего Байрактара

Совместный полет Су-57 и С-70

Словом, период отставания России в развитии БПЛА подходит к концу. Теперь, потеряв целое поколение не очень совершенных и эффективных беспилотных летательных аппаратов, мы готовы конкурировать со всеми мировыми лидерами в новом поколении.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий