Средневековый пир. Главное блюдо.

Продолжаем цикл бесед о средневековых пирах с ученым, лингвистом и переводчиком с древних языков Зои Лионидас.

-Зои, в прошлый раз Вы нас оставили с супами. Пришло время для перемены блюд?

– За супами следовала еще одна легкая закуска («интерлюдия») – мясная или рыбная, в зависимости от того, в пост или мясоед происходило искомое событие.

И наконец, на столе появлялось «жаркое» – rôts, более-менее сходное с привычным нам «вторым» блюдом.

Средневековый пир. Главное блюдо.

– Расскажите нам о нём подробнее.

– «Жаркое» полагалось апофеозом и венцом пира, потому к нему готовились особенно тщательно. Особенно лакомым блюдом, как мы помним, полагались дикие птицы, летающие, ясное дело, у самого Престола Господня. Птиц подавали горкой на золотых или серебряных блюдах, под соусом или пересыпанных крупной солью. Особым шиком для средневековых поваров было исхитриться сделать так, чтобы птица в собственном оперении сидела на блюде и казалась живой. Любители зарубежного кинематографа, без сомнения, вспомнят польский «Потоп», где главному злодею подается именно такая птица, и он весьма ловко с ней расправляется.

Самыми «благородными» из всех полагались фазаны, лебеди или павлины. Их полагалось выносить под торжественную музыку, сидящими на блюдах во всей красе, причем павлиний хвост обязательно должен был быть открыт и поражать гостей своим разноцветием. Обыкновенно для подобной роли выбирали самую красивую из служанок (а порой и из благородных дам).

Средневековый пир. Главное блюдо.

Надо сказать, что с этим блюдом также был связан любопытный и чисто средневековый обычай «клятвы над птицами». Полагается, что начало ему положил английский принц Эдуард (в недалеком будущем – король Эдуард III) , прямо во время пира получивший известие о том, что шотландцы Роберта Брюса расправились над регентом Джоном Комином.

Так описывает это событие один из авторов латиноязычной хроники «Flores Historiam». Современные исследователи полагают, что все это действо было отлично отрежиссированным спектаклем, однако, обычай, единожды появившись, распространился по всей Европе.

Читайте также:  Почему киргизы и казахи не являются родственниками?

С ним связан, пожалуй, самый зловещий эпизод Средневековой истории – клятва короля Эдуарда над цаплей, ставшая прелюдией знаменитой Столетней войны. Как известно, цаплю эту принес королю перебежчик Робер д’Артуа, объявив английскому монарху, что он дарит «трусливейшую из птиц трусливейшему из людей», т.к. англичанин никак не может решиться начать войну против Франции. Любители истории, конечно же, помнят этот эпизод по романам Дрюона. Последней клятвой подобного рода стал знаменитый Фазаний Пир, данный Филиппом, герцогом Бургундским, когда над жареным фазаном многочисленные гости торжественно клялись вырвать Константинополь из рук «неверных» и принять участие в новом крестовом походе. Впрочем, все пышные заверения пропали всуе, и поход, как известно, так никогда и не состоялся.

Средневековый пир. Главное блюдо.

Но так или иначе, забавная сторона подобных «красивостей» состояла в том, что большинство из птиц, подававшихся к столу в подобном виде были практически несъедобны. У павлина, к примеру, жесткое и совершенно невкусное мясо. В свое время насмешник Гораций советовал своим соплеменникам угощаться перьями «ежели они им так милы». В Средневековье охотников попробовать павлина также находилось немного, посему хитроумные повара зачастую одну и ту же птицу выносили раз за разом на множество пиров, порой превращая ее в несъедобную мумию. Как было уже сказано, изобретательный повар герцогов Савойских мэтр Шикар, как известно, умудрился натянуть павлинью кожу на гуся, приведя гостей в полный восторг. Сам он в своей книге именует подобное «кулинарной шалостью».

Продолжение следует, а предыдущую часть нашего интервью читайте здесь.

Источник

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий