Страшная правда (гл.80 “Золотой Журавль”)

Страшная правда (гл.80 "Золотой Журавль")

Роу решила не одеваться столь вызывающе. Она надела халат бежевого цвета, снова не надев нижнее платье. Волосы девушка распустила, просто подвязав передние пряди лентой. Никаких украшений. Ничего лишнего. На плечи просто накинула тонкую шаль.

Джинхэй был без доспехов, так же легко одет. Он жал госпожу все в той же комнате в то же время.

Они были рады видеть друг друга.

«Я рад, что вы пришли», – тихо сказал Джинхэй, беря девушку за руку. А Роу не стала ее убирать. Не видя сопротивления девушки, Джинхэй поцеловал ее кисть. – «Я почти потерял надежду увидеть вас».

«Я же сказала, что приду», – сказала Роу.

«Все гуляют и ваше отсутствие не заметят», – сказал Джинхэй. И тут Роу убрала свою руку. Но, Джинхэю это даже понравилось.

«Что ж вы хотели мне сообщить?» – постаралась как можно равнодушней спросила Роу. Она села в то же кресло.

Они сидели друг напротив друга.

«Вы просили меня кое-что узнать», – сказал Джинхэй. – «Про мать императора. И я узнал. И вам это не понравится».

«Я готова вас выслушать», – сказала Роу.

«Все оказалось не так уж и сложно узнать», – сказал Джинхэй. – «Это все началось не с отца Лианга, а с его деда. У мужчины был большой гарем и очень много дочек, но не было сына. И вот, в это время были беременны наложница и одна из жен. А правитель тогда серьезно заболел. Заболел – а наследника-то нет. И обеим женщинам вот-вот рожать. Первой родила наложница. И миру она показала мальчика. Крупного мальчика. А после того, как император начала поправляться жена его так же родила мальчика. Вот только наложница, которая себя императрицей возомнила, не могла так просто это спустить. И женщина начала утверждать, что жена подменила девочку, которую родила, на мальчика.

Император приказал начать расследование. Допрашивали всех. Даже пытали. Но, все как один клялись, что жена родила мальчика.

И, тогда следователь задумался, а с чего в голову наложницы пришли такие мысли? И он начал подозревать ее саму в подмене. Там и к пыткам не пришлось прибегать. Слуги быстро сознались. Такой грех – при живом наследнике чужого ребенка на престол садить. Арестовали ту наложницу. Но та не сдавалась. Сначала отрицала. А после молчала. И только через год сказала, что поменяла ребенка. Но где дочка императора, отказалась говорить. Сказала, что жива. И все.

После начались торги. Той наложнице пообещали жизнь. Но ей этого было недостаточно. Она хотела остаться наложницей и жить в достатке. Но император сказал, что дочек у него уже хватает. И приказал отправить женщину в монастырь. Ей выделили скудное питание, что та чуть не умерла с голоду.

Читайте также:  Это давно проигнорировали документ, написанный Джорджем Вашингтоном, обнажает юридическую силу генеалогии

Прошло с тех пор 17 лет. И перед смертью она покаялась и рассказала, где дочь императора искать.

В это время тут, в Запретном городе, уже правил сын той самой жены, которую обвинили в страшном преступлении. И у молодого императора уже было несколько детей. В одну из ночей он вызвал к себе наложницу Хван. И та родила ему ребенка.

А после пришли вести, что Хван и император – брат и сестра.

Император не знал, что делать. Долго думал. В итоге, решил все скрыть. Хван к себе больше не звал. И запретил ей говорить, что она его сестра. Ведь у него рос сын от нее. Сын, который мог стать и правителем.

Но, как раз во время переезда Хван и узнала, что она принцесса. Она видела, как жили другие принцессы. У них были богатые мужья. Им все кланялись. Они были высокомерны и заносчивы. А Хван была наложница, про которую забыл император.

Теперь же она знала причину, по которой он забыл про нее. И, поняла, что дорогу к власти ей перекрывает ее собственный сын. И она решила избавиться от него.

Император быстро понял, в чем дело и приказал упечь в лечебницу. Он ее не простил за то, что она хотела убить их сына. Но, всех, кто был в курсе этой истории, он приказал убить».

«Если он всех приказал всех убить, то, как ты об этом узнал?» – спросила Роу.

«Остались записи. Указ императора. Если у Лианга проявятся, признали кого-либо болезни, которая возникнет в результате кровосмешения, то его должны будут убить, что бы не вымер род императора», – сказал Джинхэй и протянул девушке свиток, прикреплённый к шелку.

Роу развернула свиток и убедилась в том, что Джинхэй не врет. На приказе стола императорская печать. Девушка испуганно вернула свиток.

«То, что у Минпо родился больной ребенок – не удивительно», – сказал Джинхэй. – «Вероятность родить от Лианга здорового ребенка очень мала».

Роу прижала руки к животу, словно защищая его. На глаза девушки навернулись слезы. Девушке стало так больно. Не физически, а морально. Ее ребенок уже болен. Уже.

Джинхэй обнял Роу и она просто зарыдала. В голос, не стесняясь.

Не быстро девушке удалось успокоиться. Но она в итоге все же смогла взять себя в руки.

Читайте также:  Война богов в легендах и мифах индоевропейских народов

«Я все равно рожу малыша», – сказала она. – «Это ничего не меняет. Я люблю его, здоров он или болен».

Джинхэй кивнул.

«Это материнская любовь. Нет ничего сильнее ее», – сказал юноша. – «Но, вы должны понимать, что у императора появятся вопросы, когда все его дети будут рождаться больными».

«Возможно, он уже знает. Хван могла ему рассказать. Хотя… не думаю», – сказала женщина. – «Он не должен знать. Хван должна умереть».

«Я позабочусь об этом», – сказал Джинхэй.

Он встал и подошел к девушке. Он снова начал целовать ее руки. После поцеловал шею. Через мгновение, его руки обвили ее талию, а губы нашли ее губы. Он целовал ее. Она целовала его. Его руки скользили по ее спине, гладя нежную кожу через тонкий шелк. Он мелкими поцелуями спустился по шее к груди. Отодвинув шелковую ткань, он губами добрался до соска и поцеловал его, слегка покусывая. С губ Роу сорвался стон. Джинхэй же усмехнулся и продолжил ласкать ее грудь. Девушка в ответ стонала и жарко вздыхала.

Он знал, что если не остановиться, то она будет принадлежать ему. Но, Джинхэй остановился. Он поцеловал ее в губы и отстранился от нее.

Роу, раскрасневшаяся, удивленно смотрела на него. Но, поправив халат, улыбнулась.

«Спасибо, что остановились», – сказала тихо она.

«Вам сейчас плохо. Я хочу вас. Но, все же, я люблю вас. И хочу, что бы все было взаимно», – сказал Джинхэй. – «Я не буду подлецом, и не буду пользоваться минутной слабостью».

Роу закрыла глаза. И погладила свой живот.

«Я буду оберегать вас и ваше дитя ото всех бед. Сегодня ночью эта женщина умрет», – сказал он.

«Спасибо», – тихо сказала Роу и встала. – «Я хочу быть для вас другом. Но, ничего не могу обещать вам. Вы взяли на себя большую ношу».

«Я мужчина, и справлюсь», – сказал он и, встав, поклонился, провожая уходящую Роу взглядом.

***

«Она поверила?» – спросил канцлер Джинхэя, который вернулся домой.

«Поверила», – ответил отцу сын.

«И как она это восприняла?» – продолжал спрашивать У.

«Плакала. Боится за своего ребенка», – ответил Джинхэй. – «И что дальше?»

«Ничего. Если бы Минпо родила здорового мальчика, то участь ребенка малышки Роу была бы незавидной. Но, теперь все изменилось», – сказал У. – «Другая наложница не родит здорового ребёнка, что убедит ее в нашей правоте. За своего она будет беспокоиться, что когда-то в нем что-то вылезет. И она будет согласна на все».

Читайте также:  16 интересных фактов о Калифорнии

Джинхэй вздохнул и отвернулся.

«Но она должна тебя полюбить и верить в то, что ты ее любишь», – сказал канцлер.

«Нужно убить Хван», – сказал Джинхэй.

«Как она к тебе относиться?» – спросил канцлер.

«Все нормально», – сказал Джинхэй. Он не хотел отвечать на подобные вопросы отца. Канцлер усмехнулся.

«Иди. Я подготовлю для нее подарок», – сказал он.

«Меня беспокоит, что она одна. Без какой-либо защиты», – сказал Джинхэй. – «Это Фа Гао попытается избавиться от нее, как только она родит мальчика».

«Она не одна. Мы ее защищаем. И мы знаем, что Фа Гао что-то замышляет. И она узнает», – сказал канцлер. – «И она узнает».

***

Страшная правда (гл.80 "Золотой Журавль")

Роу пролежала без сна до утра. Так страшно ей не было никогда. Девушка и представить не могла, какой ужас ждет ее впереди.

Утром она встала вся разбитая. Заставила себя позавтракать. Вызвала Бохая.

«Самочувствие императрицы улучшилось. Она пришла в себя и спрашивала про ребенка. Была очень разочарованна, что родила девочку. Даже не пыталась этого скрыть, своего разочарования», – сказал Бохай.

«Просила принести ребенка?» – спросила Роу.

«Нет», – ответил евнух. – «Сказала, что будет отдыхать. Никого пускать к себе не велела».

Роу кивнула.

«Подготовь сегодня для императора Нравственную Жену», – сказала Роу. – «Пусть он с ней ночь проведет. Месяц подходит к концу, а он ни разу ее не навестил. Пусть проведет две ночи подряд с одной женой. А после две ночи подряд с Добродетельной Женой».

«Императору может это не понравиться», – сказал Бохай.

«Мы должны соблюдать правила. А мне нужен покой несколько дней», – сказала Роу.

Она просто не представляла, как она будет спать с ним дальше. Еще больше ее пугала мысль – после родов они будут проводить ночи вместе. И девушка просто поежилась от этой мысли.

«Я не могу беременеть от него», – сказала она самой себе. В этот момент ее голову посетила одна шальная мысль, но девушка ее прогнала.

К обеду девушке сообщили, что от сердечного заболевания умерла мать императора. И Роу облегченно вздохнула. Одной проблемой меньше.

Она вышла в осенний сад. С неба падали первые снежинки. Они таяли на теплой коже девушки.

«Так таят все мои мечты», – подумала она. – «Я живу в кошмаре».

Роу села на качели, она пыталась хоть как-то отвлечься от печальных мыслей. Но те не желали отступать.

тут

Источник

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий