То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

Конечно же, я читал и Солженицына, и Шаламова, и других, менее известных авторов, прошедших сталинские лагеря, но такой кричащей пронзительности, страшной натуралистичности и, в то же время, человечности в описании нечеловеческих условий жизни, как в документальном романе "Пир бессмертных", не встречал ни у одного из них.

Знакомьтесь – Дмитрий Александрович Быстролётов (1901 1975 г.г.), незаконнорождённый племянник советского писателя и графа Алексея Николаевича Толстого, автора бессмертной "Аэлиты".

Рассказал мне об этом человеке впервые лет пять назад мой друг, тоже Дмитрий, технолог-буровик с тридцатилетним стажем эксплуатационного и разведочного бурения северных месторождений и заядлый, просто до крайности, читатель. Вот представьте, у него в квартире-трёшке все(!) стены в комнатах "обшиты" самодельными стеллажами, на которых стройными рядами от пола до потолка разместились книги. И всю эту библиотеку он прочитал ("клянусь, честное слово!"). И кроме неё, наверное, ещё столько же в Интернете и на электронных "ридерах". Поэтому читательский кругозор у него необозримый, а "всеядность" бесконечна.

Так вот, после его телефонного совета я кинулся искать в Интернете роман "Пир бессмертных", и конечно же, нашёл. Для любого заинтересованного человека поиск не составит труда, хотя, никакой рекламы этому произведению, а уж тем более, его автору нет нигде.

Поэтому попытаюсь как-то восполнить этот пробел и расскажу хоть немного о Дмитрии Александровиче Быстролётове, – основные факты его биографии:

Родился Дмитрий в 1901 году, 3 января, в с. Ак-Чора (ныне с. Гвардейское, Республика Крым) Перекопского уезда Таврической губернии. Мать его, учительница, хоть и была дочерью священника, но придерживалась радикальных феминистских взглядов. Отчего и родила сына вне брака. И хотя документальных сведений о том, что отцом его был граф Александр Николаевич Толстой, мне найти не удалось, большинство источников сообщают о постоянном "курировании" им, вплоть до конца 1917 года, своего незаконнорожденного сына.

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

Так, с трёхлетнего возраста, ввиду отсутствия у матери особого желания заниматься воспитанием ребёнка, Александр Николаевич определил Дмитрия в семью своих хороших знакомых Де Корваль в Санкт-Петербург, где тот и получил отличное начальное образование. Затем мальчика с 2013 года отправляют учиться в Севастополь, сначала в гардемаринских классах, а затем в морском кадетском корпусе.

Читайте также:  Только в профиль: что скрывал король, который жил войной

По окончании обучения Дмитрия, перед самой Октябрьской Революцией, граф официально признал своё отцовство и даровал сыну графский титул. Однако последующие события в нашей стране свели на нет все возможные привилегии этого звания. Да и сам Дмитрий не придавал большого значения данному факту, а буквально сломя голову окунулся в водоворот великих событий.

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

Будучи матросом на переломном моменте истории, он волею судьбы оказался в Добровольческой армии, затем в 1919 году оказался в Турции, где служил на судах разных компаний. До 1923 года Дмитрий пережил ряд довольно опасных "приключений" на море и на суше, в результате чего попал в поле зрения ЧК, и к 1925 году, параллельно учёбе в университетах Праги и Цюриха, стал штатным агентом-нелегалом, специалистом по вербовке иностранных граждан.

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

Часть проведённых операций в 20-е, 30-е годы, подробно, в приключенческом ключе описаны им в "Пире бессмертных". И сам автор неоднократно говорит о том, что многие "разработки" его были настолько далеки от чести и морали порядочного человека, что все последовавшие злоключения на Родине явились лишь справедливой карой за годы разведывательной деятельности за границей.

Роль "классического шпиона" подходила Быстролётову идеально – элегантная внешность, врождённые светские манеры, свободное владение 22-мя(!) иностранными языками, все эти качества открывали ему двери многих иностранных ведомств, нередко через жаркие романы с противоположным полом. А так же, о чём он пишет совершенно открыто, через "постельные" интриги с "нужными" людьми своей любимой женщины…

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

Однако, для нормальной человеческой психики все эти опасные и головокружительные "мероприятия", их нескончаемая череда, оказались чрезмерной нагрузкой. К тому же, его подпольная деятельность в конце концов попала в поле зрения иностранных контрразведок. И в 1933 году один из резидентов ЧК отправляет в Москву радиограмму, в которой передал просьбу Дмитрия о возвращении. Ответ был отрицательным: «».

Читайте также:  "Мерзкий карлик" Третьего Рейха. Йозеф Геббельс

За время работы за границей Дмитрий Александрович был награжден именным оружием «За беспощадную борьбу с контрреволюцией», и это была единственная награда за его заслуги перед государством.

Через три долгих года он повторяет свою просьбу: «». Теперь ему пошли навстречу, хотя вызвано это было не только его желанием. На то время, а шёл 1937 год, многие заграничные агенты ЧК были отозваны, и большинство из них отправились в лагеря.

В сентябре 1938 года Д.А. Быстролётов был арестован за "шпионскую деятельность против СССР" по анонимному доносу.

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

Вот так он описывает в "Пире бессмертных" один из первых допросов:

"Он потянулся. Зевнул. Закурил. И тут до него дошло!
– Погоди! – спохватился он. – Так ты вправду имел такие деньги в руках, Митюха? Три миллиона в валюте?
– Да. У меня была своя фирма и свой валютный счет.
– При наличии иностранного паспорта?
– Нескольких. И все были подлинные!
Соловьев долго смотрел на меня. Его лицо отображало крайнее изумление.
– Так значит, ты в любой день мог с этими деньгами рвануть куда-нибудь в другую страну и прохлаждаться в свое удовольствие по гроб жизни?
– Да, конечно…
Соловьев замер. Рот его приоткрылся. Он нагнулся ко мне.
– И все-таки приехал? – и добавил шепотом, задыхаясь: – Сюда?!
– Да, вернулся. Хотя вполне мог ожидать ареста: иностранная печать об арестах в СССР много писала, и мы были хорошо обо всем информированы.
– Так, почему же ты вернулся?! Баран! Идиот! Кретин! – он качает головой: – Одно слово – гад!..
Я поднял глаза:
– Я вернулся на Родину.
Соловьев передернулся.
– Променял иностранную валюту на советскую пулю?! "

А мы ещё удивляемся, откуда сейчас столько желающих "свалить" из России. Да они всегда были. И именно они или их отпрыски благополучно пережили все невзгоды и всех правителей. А я, например, прекрасно понимаю Дмитрия Александровича. Он просто не мыслил себя вне своей Родины, какой бы "уродиной" она ни была.

Читайте также:  Катынское дело: Мотивы СССР

Сам он считал тогда, что это закономерный итог его работы. Конечно, он не был фаталистом, но искупление своих грехов молодости видел именно в застенках ГУЛага, отбытие назначенного срока в которых и помогло бы ему вернуться в дальнейшем к нормальной жизни в советском обществе.

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

А в идеалы строителей коммунизма он свято верил почти до конца своей жизни. И только после освобождения в 1954 году, после долгих лет мытарства по официальным инстанциям и продолжающегося поражения в правах гражданина своей страны (в большей степени даже не от государства, а со стороны обычных людей, вот что самое страшное), он позволил себе усомниться в великой цели…

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

На этом заканчиваю свой рассказ об этом Человеке.

И рекомендую вам прочитать его "Пир бессмертных". Однако, должен предупредить: чтобы прочесть книгу, нужно иметь "стальные" нервы. Потому что некоторые главы описывают такие страшные дела "людей", что иной раз волосы на голове шевелятся. Признаюсь, я несколько раз откладывал чтение на дни или недели, а концовку романа смог читать только после перерыва в несколько месяцев. Иначе, думал, что нервы и разум не выдержат "чёрной" психологической нагрузки, переданной автором с ужасающей достоверностью и, в то же время, так просто, как будто происходящее тогда было вполне естественными, чуть ли не обыденными, событиями. Но, заставляя себя читать дальше, понимаешь, что для автора всё описанное и было привычными жизненными обстоятельствами на протяжении почти двух десятков лет, да и последующего периода. Верно сказано "бытие определяет сознание". Как, при этом, он смог остаться человеком в трезвом уме и твёрдой памяти, нам, "слабосильным потомкам", понять невозможно.

Когда один из журналистов задал вопрос бывшему полковнику КГБ Михаилу Любимову: «?», тот ответил вполне серьезно:
«».

То, что мы не хотим знать о ГУЛаге или стараемся забыть

***

Источник

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий