Товарищ командир! Не высовывайтесь!

Товарищ командир! Не высовывайтесь!

Нам назначена линия в районе Коваши-Усть-Рудица. Его начали оснащать на ходу. Строили бункеры, укрытия, вырывали окопы. Батарея заняла огневую позицию на берегу реки Коваши, у противотанкового рва. У него было шесть таких орудий. Место было хорошо оборудовано, было построено просторное и качественное жилье. Батарею посетил командующий Ижорским укрепленным районом генерал-майор Г.Т. Григорьев и дал высокую оценку нашей боевой готовности.

В те дни к нам часто приезжал военный комиссар училища Петр Алексеевич Каменский. Моряки уважали его за доброе и внимательное отношение к ним. Он подойдет к скамейке или сядет перед группой перестрелок и проведет приятную и откровенную беседу. Он расскажет о ситуации на фронтах. По-отечески спросит о настроении, о потребностях. Он постоянно напоминал нам о важности линии, которую мы защищаем. О том, что это последняя линия перед фортами Красная Горка и Серая Лошадь и Ораниенбаум. Если противнику удастся здесь прорваться, то и Кронштадт, и Ленинград окажутся в очень тяжелом положении.

Кругом огонь и грохот артиллерийских орудий возвестили о приближении фронта. А вечером 5 сентября из Усть-Рудица позвонил майор Смирнов, отвечавший за оборону в нашем районе. Он сообщил, что противник занял Стародворье, подошел к деревне Терентьево, и приказал быть готовым к открытию огня. Не теряя ни минуты, мы еще раз уточнили исходные данные для съемок. Телефон снова зазвонил. Приказ немедленно открыть огонь по селу Вяреполь, куда вошли фашисты.

Прыгайте на позицию и командуйте: – В бой!

Канонерские лодки мгновенно заняли свои места, я посмотрел на мальчиков и увидел: все были в боевом волнении. Работают над орудиями быстро, безопасно, четко – как на учениях. Приходят рапорты: – Первое готово! – Второй готов! – Шестой готов!

Разразился товарищеский залп.

– Огонь! – снова и снова приказываю я, пытаясь заглушить рев. Локация окутана пороховым дымом.

Зарядные устройства горячие, их лица мокрые от пота. Выбросьте матросские жилеты, фуражки без козырьков. От высокой скорострельности краска начинает гореть на бочках. По ружью сержанта Лобова – задержка. После выстрела ствол не перекатился. Ничего, еще пять! Они продолжали стрелять до тех пор, пока не поступил приказ остановить его. Звонит майор Смирнов. Его голос радостный: – Молодец! Сильно накалили врага! Гитлеровцы были изгнаны из Вяреполя. Переместите фокус на Терентьево.

Читайте также:  10 ИНТЕРЕСНЫХ ФАКТОВ ПРО КОЛИЗЕЙ

Товарищ командир! Не высовывайтесь!

Быстро готовим новые исходные данные и открываем огонь. Потом нам сказали: и здесь удар был неожиданным для гитлеровцев. Ошеломленные, они выскочили из своих домов, бросились по улицам и садам в поисках убежища, но пули попали в них повсюду. Первый успех нас очень обрадовал и воодушевил. Все были уверены, что из этих ружей можно стрелять хорошо. Последующие сражения добавляли опыта. И когда батарея получила новое важное задание, связанное с обороной горы Кампанила, мы были готовы.

Эта гора находилась недалеко от перекрестка важных магистралей. Изначально здесь закрепилось подразделение 2-й бригады морской пехоты. Фашисты несколько раз яростно атаковали его, пытаясь выбить и захватить важную позицию. Били гору пулями и минами, высыпали из автоматов. На вершине горы, где моряки держали оборону, был настоящий ад. Но прибалты остались непоколебимы. В декабре на их замену прибыл наш 3-й полк морской пехоты из-под Усть-Рудица. Он занял оборону на рубеже Михелово-Порожки и двинулся к колокольне, а батареи артиллерийского дивизиона заняли позиции на небольшой лесной поляне.

За исключением колокольни, оборонительный сектор проходил по болотистой местности, противник находился на возвышенности, Эго было плохим со всех точек зрения, а для нас, артиллеристов, это также затрудняло наблюдение за противником и регулирование огня. С земли не было видно даже малейшей глубины обороны противника. НП Решили найти место для наблюдательного пункта артиллерийского дивизиона на горе Кампаниль

Перешли реку Черную, идем по заснеженной лесной тропинке по нейтральной полосе. Дорога хо1я и контролируется нами, но идти по ней, как известно, небезопасно. Однако здесь по-прежнему спокойно, даже когда на горе резонируют взрывы вражеских мин – очередная бомбардировка. Вскоре он тоже остановился.

Читайте также:  Как белый флаг стал символом капитуляции

Поднимаемся по склону все выше и выше. Открыто идти дальше уже невозможно. Мы прыгаем в поверхностный отрывок сообщения, опускаемся. Вот убежища и застава застав. Я пытаюсь осмотреться и услышать голос морского пехотинца:

– Товарищ командир! Не высовывайтесь!

Он нагнулся, взял палку в руки, поднял ее и сказал:

– Смотри сюда.

Как только он начал двигать палкой, сразу последовал пулеметный залп. Пули попали в грудь.

Между нашими заставами и противником не было нейтральной зоны. Солдаты оказались, как говорится, лицом к лицу с фашистами, на расстоянии всего 50-60 метров. Конечно, гитлеровцы непрерывно охраняли наши окопы и практически сразу открыли огонь.

Двигаясь дальше по окопу, ближе к вершине горы, я выбрал место для дивизионного НП. Отсюда даже простым глазом, без помощи стереоскопа или бинокля земля, занятая противником, была видна вдалеке. Дальше, чуть левее, у села Гостилицы, можно было увидеть оборонительные сооружения фашистов, их огневые позиции. Вскоре наблюдательный пункт был готов. На нем были командир-наводчик, разведчики и связисты. Они наблюдали за противником, искали цели и докладывали обо всем, что заметили, в штаб.

Служба в НП была очень беспокойной. Когда нацисты стреляли из пушек и минометов по шпиль-гору, каждый, кто был здесь, мог укрыться. Всем, кроме артиллериста, ждавшего этого часа. По вспышкам выстрелов он определил батареи противника, определил их координаты. Промежутки между атаками использовались для тренировок. Да, учеба здесь тоже проходила: условия были самые подходящие, теория была тесно связана с практикой. В пироге при свете коптильни разведчики научились определять координаты целей, наносить их на табличку и четко сообщать об увиденном. Командиры усиленно тренировались, чтобы подготовить исходные данные к огню, непрерывная подготовка была стилем нашего артиллерийского дивизиона, для этого использовались все удобные моменты. То, что им не удалось освоить в школе, они приехали сюда, в боевых условиях. И многие стали настоящими мастерами стрельбы: командиры батарей старший лейтенант Михайловский, лейтенанты Пермяков и Капустин.

Читайте также:  Экзопланета K2-18b признана потенциально обитаемой

Я уже говорил, что фашисты часто нападали на колокольню. Однажды после сильного артиллерийского налета они с двух сторон прорвались к вершине. Наугад из пулеметов прыгнули в наши окопы, полезли вперед. Завязался рукопашный бой. Но возможности были неравными. Горстка матросов и артиллеристов была отрезана от основных сил. Связь была прервана. Фашисты окружили нас.

В эти критические моменты на командном пункте батальона неожиданно раздался звонок. Какая радость! Командир артиллерии НП сразу передал координаты и произвел огонь из наших батарей. Основное внимание уделяется самому себе. Жалко, что я не могу вспомнить имя этого храброго воина. Битва длилась недолго. Артиллерийский огонь и решительные действия морской пехоты отбросили фашистов с горы.

Особо отличился в этом бою телефонист с НП, рядовой Свердлов. Это он подключился заново. Боец, несмотря на опасность, спрыгнул со скамейки запасных в поисках повреждений. Он побежал по линии, и вокруг него разорвались гранаты, пули пролетели над его головой. В конце концов он увидел оборванную нить. Его конечности были рассеяны снарядом, который разорвался. Как только связист успел их соединить, он заметил поблизости большую группу фашистов. Свердлов быстро снял автомат с плеча, бросился в воронку и открыл огонь. И враг отступил.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий