Воздушные пираты против наших судов

Воздушные пираты против наших судов

Для надежной закупорки Волги немцы сбрасывали мины не равномерно по всей протяженности реки, а на отдельных ее участках, как правило, в узкостях, достигая тем самым большой плотности минных постановок.

И действительно, наибольшая плотность выставленных мин приходилась на участки Волги от Солодников до Черного Яра и от Дубовки до Быковых Хуторов.

Мины, как правило, сбрасывались в Волгу с самолетов в ночное время, чтобы наша служба наблюдения не могла заметить места их падения. Необнаруженные места падения мин резко затрудняли траление, так как при этом приходилось для обеспечения безопасности плавания судов протраливать громадные водные площади, что требовало огромного количества тральных сил и самое главное — времени.

Другое дело, когда место падения мины было определено точно. Такую мину можно было уничтожить за короткое время взрывами глубинных бомб, да и на траление ее требовалось немного времени. В иных случаях, если позволяли глубины, караваны судов можно было проводить в обход выставленной мины.

Таким образом, главным в противоминной борьбе на Волге являлось не только уничтожение мин, но и точное знание их местонахождения.

Бомбовые удары по речным судам и их обстрел с воздуха пушечно-пулеметным огнем гитлеровские стервятники начали с 25 июля 1942 года. Сначала они совершали атаки в дневное время, пользуясь тем, что речные суда не были вооружены зенитными средствами, а кораблями Волжской военной флотилии конвоировалась лишь их малая часть. Позже, начиная с конца первой декады августа 1942 года, когда часть речных транспортных и пассажирских судов была вооружена зенитными средствами, вражеская авиация стала производить налеты лишь в ночное время.

Самой первой жертвой на Волге стал буксирный пароход «Смоленск» (капитан А. К. Марфин), который вел на буксире наливную баржу «Найдома», груженную лигроином. Пароход подорвался на мине и затонул в районе Луговой Пролейки 25 июля 1942 года.

Читайте также:  На МКС получили редчайшее состояние материи

Обстановка на Волге в те дни была тревожной. Служба пути уже имела сведения о том, что противник бросает в Волгу мины, поэтому все капитаны судов были предупреждены о строгом соблюдении инструкций по плаванию в условиях минной опасности.

Воздушные пираты против наших судов

«Смоленск» следовал полным ходом вниз по реке из Камышина к Сталинграду. Когда пароход поравнялся с пристанью Луговая Пролейка, капитану подавались сигналы голосом, чтобы он остановился, так как дальше путь был закрыт — выставлены мины противника.

Поскольку не было выставлено соответствующих навигационных знаков о закрытии фарватера, капитан А. К. Марфин, посчитав, что опасности нет, продолжал следовать по назначению .

Недалеко от пристани Луговая Пролейка, приткнувшись к берегу, уже стояли задержанные по этой же причине пароходы «Марат» и «Дмитрий Фурманов».

Капитан «Смоленска» поглядывал на часы, беспокоясь о том, чтобы прибыть в пункт назначения вовремя. Как только пароход миновал пристань Луговая Пролейка, прямо под ним произошел взрыв. Мина взорвалась под топливными цистернами, причинив корпусу судна огромные разрушения, отчего пароход затонул в течение 2-3 минут.

Так как пароход подорвался на перекате, то при погружении в воду его надстройки выступали из воды, и люди, оставшиеся в живых, держались за них. Вышедшая с парохода «Марат» лодка подобрала лишь 10 человек, остальные 11 человек из состава экипажа погибли.

Среди погибших оказались штурманы П. Д. Лозин и А. А. Глушенков, механик Д. И. Семигласов, матросы В. А. Глушенков, А. Я. Марфина, Т. Н. Копылов и И. Я. Блохин, кочегары А. Д. Семигласов и А. В. Грачев, масленщик Ш. В. Вильнеев и кок 3. А. Петрова       .

Баржа «Найдома», снесенная течением, дошла до затопленного «Смоленска», уперлась в его корму и остановилась.

С наступлением темноты вражеский самолет сбросил на нее 5 бомб, одна из которых подожгла баржу. На «Найдоме» погибли помощник шкипера Г. И. Белогубов, матросы Е. А. Мажикова и Максимов.

Читайте также:  Сколько раз открывали Антарктиду

Причиной гибели парохода «Смоленск» явилась нечеткая организация службы пути, которая не выставила дневных навигационных знаков, закрывавших фарватер. Допустил промах и капитан А. К. Марфин, не обративший внимания на то, что другие суда были остановлены и стояли у берега.

В тот же день погиб от вражеских авиабомб пароход «Союзный ЦИК» (капитан Я. В. Баранов). На пароходе погибли капитан, несколько членов экипажа и трое детей.

Известие о первых случаях гибели судов на минах и от бомбовых ударов врага быстро облетели всех речников. Резко повысилась требовательность ко всем судоводителям со стороны службы пути и тральных сил Волжской военной флотилии. Капитаны судов стали четко и беспрекословно выполнять указания об остановке, рассредоточении и маскировке.

И хотя случаи гибели судов продолжали иметь место, но их было бы значительно больше, если бы дисциплина судоводителей была на низком уровне.

26 июля 1942 года подожженный фашистскими самолетами сгорел пассажирский пароход «Александр Невский» (капитан Н. И. Харланович). На борту этого судна находилось 300 пассажиров, многие из которых погибли   .

Из состава экипажа погибли 9 человек. Среди них лоцман В. А. Купцов, матросы С. И. Погодин, В. П. Сасиков, А. И. Быстрова, А. Власова, А. И. Громов, Г. Големшин и другие.

В этот же день у Солянского яра погиб от бомбовых ударов буксирный пароход «Аджаристан» (капитан И. А. Титов), в других районах Волги — 4 наливные баржи.

За следующие сутки, 27 июля 1942 года, от бомбовых ударов вражеской авиации погибли 19 судов, в том числе 9 наливных и 8 сухогрузных барж, а также буксирные пароходы «Сталинец» и «Капитан Гастелло».

Буксирный пароход «Капитан Гастелло» (капитан П. Ф. Рузманкин) вел на буксире вверх по Волге две баржи с боеприпасами. Как впереди, так и позади его шли другие суда, большинство из которых следовали вверх по Волге, к Сталинграду.

Читайте также:  С миру по факту № 20

В районе острова Гусиный, в Капустином Яру, между 12 и 13 часами группа фашистских самолетов напала на наши суда. Один из самолетов, отделившись от своей группы, пошел на пароход «Капитан Гастелло» и с высоты 400-600 метров сбросил три бомбы, из которых две попали в судно: одна — в носовую топливную цистерну, вторая — в правый кожух.

Взрывы бомб вызвали сильный пожар и разрушение судна. В пламени рулевой рубки погибли капитан П. Ф. Рузманкин, первый штурман П. И. Егоров и рулевой П. К. Иванников, до последнего момента управлявшие судном и принимавшие меры к его спасению.

Кроме них на борту судна погибли еще 8 человек из команды и несколько детей. Среди них 1-й помощник механика И. П. Комаровский с женой, рулевой Рачков с женой и детьми, жена капитана с трехмесячной дочкой и другие. Многие члены экипажа были ранены. Корпус судна и его борта до машинного отделения были деформированы, все надстройки сгорели. Людей спасали лодки с других судов.

Шедшие на буксире «Капитана Гастелло» две баржи с боеприпасами были также уничтожены вражескими самолетами.

В течение суток 28 июля 1942 года на Нижней Волге от Замьяны до Камышина погибли 11 судов, из которых 4 самоходных («Черкбссия», «Бурят», «Чебоксары», «Память Шмелева»). На грузовом теплоходе «Черкессия», который подорвался в районе Саралевского острова, погибли капитан судна С. И. Сергеев, механик А. А. Лабейкин и другие члены экипажа.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий