Вы за орденами не спешите

Вы не торопитесь с заказами

Не прошло и года, как меня перевели в 47-й штурмовой авиационный полк, а время «утят» уже давно в прошлом. Вспоминая, как ночь за ночью он видел, как они уходят в звездную тьму, и сравнивая их с «Эли», я невольно спрашивал себя: почему мы вначале оказались такими слабыми, не готовыми к настоящей войне? В конце концов, они смогли изменить его курс, но почему именно сейчас, а не раньше? И я не мог найти ответа…

Говорят, год войны стоит двух, а может быть, нужно больше. Прошлый 1943 год казался неизмеримо долгим, он претерпел множество изменений. И, конечно, не только в военной технике. Однажды утром, когда я брился в каноэ, куда накануне перетащили аккумулятор, я увидел в электрическом свете морщины на его истощенном лице: они густо распространились по лбу. Мы стареем, хотя в 21 год было даже смешно об этом думать, мы думали, что взрослеем.

Наш молодой полк тоже рос, взрослея, набираясь опыта, которого поначалу так не хватало морской штурмовой авиации. Война уже многому научила, но боевые навыки еще не были исчерпаны, и летчики отрабатывали новую тактику. Теперь эскадрильи летали в основном для нападения на крымские порты, которые стали оплотом противника в его стремлении превратить полуостров в неприступную крепость на побережье Черного моря, однако штурмовики – это самолеты ближнего боя. Танки поливали пробку, меняли режимы полета, но это не помогло добраться до отдаленных точек Крыма, чего требовала обстановка. Сухие цифры расчета определили автономность, за которой следует красная линия на карте: максимальная автономия. А иногда нужно было выиграть всего несколько десятков километров, несколько минут полета, но как это сделать? Двигателю нужно топливо, заменить его нечем.

заменить невозможно, а увеличить запас бензина? Оказывается, по просьбе командования над этим подумали и конструкторы – разработали систему дополнительных баков для горючего. Зима уже подходила к концу, когда на аэродром принесли длинные элегантные сигары – подвесные цистерны. Я установил их на «Илу»: сигары сразу встали на свои места и все показалось еще проще. Но стоило подняться в воздух, потоки ветра развернули танки, отключили двигатель.

Мы пробовали то и это – ничего не вышло.

«Проблем не было, женщина купила свинью», – прокомментировал один из молодых гонщиков!..

– Какой хороший мальчик ?! – возмутился командир эскадрильи, – Видите ли, готов ждать. И нацисты, но будет ли он ждать войны? Нет, мы закончим все в одиночку! Давайте перейдем к делу, к делу.

Читайте также:  Странные факты, в которые невозможно поверить, но это правда (том I)

Две комсомольские бригады были сформированы «на танках» – из техников и летчиков. Даже после самых напряженных боевых задач, когда весь запас мощности казался исчерпанным, например мощность двигателя в форсированном режиме, они играли самолет с танками или снова поднимались в воздух, чтобы управлять ими. Затем за несколько дней было создано устройство, надежно обеспечивающее работу всей системы. Честно говоря, должен сказать, что в гвардейском полку, среди соседей все пошло еще лучше. Как бы то ни было, наш командир остался доволен:

Вы не торопитесь с заказами

– Молодцы, комсомольцы, доказали, что молодой человек не зеленый.

И уже на следующий день, когда погода, по приказу, очистилась от хмурого, «Ила» с цистернами под самолетами впервые вылетела из Анапы «через край»: группа – в Судаке, другая – в Ялте, где, по данным разведки, скопились вражеские корабли. Само собой разумеется, как мы ждали на этот раз возвращения наших экипажей, все больше и больше глядя на часы, и как время течет все более тревожным образом. Но обе эскадрильи, наша и гвардейская, вернулись с большой победой.

Столь неожиданные для противника маловысотные штурмовые атаки оказались быстрыми и неизбежными. На дно были спущены пять быстроходных десантных барж вместе с теми, кто успел на них высадиться, и впереди ожидающих своей очереди на берегу солдат. Позже стало известно, что в подразделениях, перебрасываемых из Судака, вспыхнула паника, фашисты были вынуждены в течение дня оставить здесь десант на корабли.

Чем ближе дни к весне и чем легче наступало, тем чаще, помимо обычных групповых атак на порты, штаб отправлял пары штурмовиков на «вольную охоту» – туда, где находились морские коммуникации противника. Для таких рейдов отбирались опытнейшие истребители авиации, но среди них уже были летчики «новой волны», комсомольцы, пришедшие в полк из школ сравнительно недавно, но успевшие проявить себя в боях: Акаев, Попов, Беляков, Остапенко, Марков .. Полеты были тяжелые и опасные. И не зря командир эскадрильи часто повторял, утешая тех, кто еще не имел разрешения на встречу с ними:

– За заказами не торопишься, а к морю привыкаешь. Надо почувствовать море, без этого в данном квадрате найти корабль – это как иголка в стоге сена. А здесь, в таком «стоге сена», «посланники» просто ждут тебя…

Нацисты по-прежнему были очень сильны. Сосредоточив в Крыму крупные силы авиации, они плотно прикрыли свои базы и корабли, и даже наши аэропорты продолжали бомбить. Только опыт вкупе с небольшим количеством счастья, которое может улыбаться, а может и не улыбаться каждому на войне, позволили им преодолеть преграды огня, истребителей и зенитную защиту. Счастье, как известно, цепляется за того, кто на многое умеет. Полк снова понес потери. Прибыли новые запасы, но будьте осторожны: после трех-четырех боевых вылетов новичок уже сбит.

Читайте также:  Это изобрели в России. Давайте будем помнить это!

– Естественный отбор, – спокойно говорил об этом на собрании комсомольцев один из воздушных артиллеристов, считавший себя проверенным асом.

– Да ты думаешь о чем говоришь ?! – переполнился Юсуп Акаев. Я видела, что внутри все было напряженно: «Так говорить о товарищах без сердца, без души – позор для комсомольца!

«Вы меня неправильно поняли», – вскочил сержант; он сразу потерял браваду: «Начинающих надо учить лучше, вот что я имел в виду.

– Они вас очень хорошо поняли, не сомневайтесь: я решила выпендриться, поэтому и запела о «естественном отборе». Еще раз повторяю: вы стыдно думаете, стыдно говорите. И этому опыту нужно учить лучше – так кто же еще может это сделать, кроме нас самих?

Именно тогда Акаев, ставший боевым коммунистом и старшим лейтенантом, принял командование нашей 2-й эскадрильей. Он быстро рос, можно сказать, у меня на глазах: молодой летчик, командир звена, а теперь и командир эскадрильи, даже говорят: «Акевиты в воздухе»… Он вспомнил в своей памяти свою единственную Я летаю с ним. – его наблюдательность, выдержка, боевое мастерство. Так в «дивизии» пишут: бомбардировщик. Талант нашего Юсупа как водителя не уступал мужеству бойца, это точно. Неудивительно, что в его личном кабинете больше, чем у любого пилота эскадрильи: семь затонувших БДБ, четыре лодки, десять танков…

Но, возможно, он заслужил быть руководителем эскадрильи не только этим: умением вести; готовность прийти на помощь в случае необходимости, как я поступил, когда был избран организатором ВЛКСМ; взять на себя бремя ответственности труднее. И все же – пламенная честность, откровенность, справедливость; это тоже в принципе качества командира…

После того комсомольского собрания, где говорили об отсутствии опыта у новобранцев, с помощью командира эскадрильи они провели несколько встреч с ветеранами эскадрильи для молодых летчиков и стрелков. Они тоже были очень молоды и по возрасту, и по передовому опыту, но уже отличались профессиональной зрелостью, которая в каждой деятельности вызывает признание и уважение. Всякий раз, когда в разговоре затрагивался какой-то аспект коллективного опыта, как его называли дорого, – по теме: «Маневрирование над целью», «Удар по кораблям в гавани», «Как встретить« посланников »,» Ощущение моря»…

Читайте также:  Curiosity показал следы каменной кладки и пирамиды на Марсе

Конечно, советы и истории чего-то стоят только тогда, когда они поддерживают вашу практику, но все же эти встречи, вероятно, не были лишними. Наша идея особенно понравилась полковому заправщику Г.Н. Кибизову – он даже отправил рапорт в политотдел и сказал:

– Держи правильный курс. Перед нами, прежде всего, борьба на море…

8 апреля 4-й Украинский фронт перешел в наступление, а через два дня, 10-го, Одесса была освобождена. В тот же день войска Керченского плацдарма продвинулись вперед, прорвав оборону противника. Командующий ВВС Черноморского флота генерал-лейтенант авиации В.В. Ермаченко прилетел к нам в Анапу, и подразделения дивизии донесли до всех возложенную на них боевую задачу – главное в ближайшем будущем для штурма. Авиация флота должна отрезать врага в Крыму от моря, как тогда говорили: садись на его коммуникации.

Важность и новизна этой задачи подчеркнула назначение на должность командира 47-го полка Нельсона Георгиевича Степаняна, мастера боевых действий по прибывшим с Балтики кораблям Героя Советского Союза. Ему тогда было сорок лет, но из них уже более половины состояло в партийных рядах. И еще сказали: откуда ты все так быстро узнаешь? – что новый командующий родом из Азербайджана, в молодости окончил училище гражданского воздушного флота, работал летчиком-инструктором, в 1941 году воевал под Одессой, а затем под Ленинградом на штурмовике, лично выполнил около двухсот боевых вылетов.

Взяв на себя инициативу, Степанян сразу же появился в эскадрильях: обтягивающая, подтянутая, безупречная форма, майор с властным выражением темного лица, но теплыми, добрыми карими глазами. Когда он снял фуражку, мы увидели, что у командира голова чисто выбрита, и это тоже следует считать фактом его биографии – так, вспомните, предвоенная армейская и флотская мода. Опытный и надежный человек – сразу определилось общее мнение.

«Что ж, товарищи, мы продолжим вместе бороться, узнаем друг друга в действии», – сказал он только при первом знакомстве. «События стремятся к нам.

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий