Убийства и совпадения – тайны Брюсова переулка.

Интересно иногда быть мной – в том плане, что, с одной стороны, я не верю в таинственные истории с мистической подоплёкой, а с другой – обожаю их читать/слушать/коллекционировать. Так что нет ничего удивительного, что мимо историй, произошедших с разницей в 100 лет в Брюсовом переулке, я пройти не мог!

НАЧНИ С ПЕРЕУЛКА! ПОЧЕМУ БРЮСОВ?

Потому, что самым знаменитым домовладельцем здесь был Джеймс Дэниэл Брюс, более известный москвичам, как Яков Виллимович. Сподвижник Петра, военный, дипломат, инженер и учёный XVII-XVIII вв. Осев в Москве, Брюс почти полностью посвятил себя наукам – математике и астрономии. Учитывая, что тогдашние москвичи, в большинстве своём, и "словов"-то таких не знали, а термин "естествоиспытатель" вообще имел ругательную окраску (шутка), не удивительно, что Яков Виллимович прослыл в народе колдуном и чернокнижником, а все места, вроде переулка, где он жил, или Сухаревской башни, где он преподавал и проводил опыты, обрели ворох легенд. Поэтому истории двух убийств, связанных со здешними местами и миром искусства, конечно же привлекли внимание общественности.

Ранее я уже дважды заигрывал с темой "исторического криминала" в двух статьях:
"Храм из окна поезда – царские милости и "распил" в Москве XIX века" – почитать можно здесь.
"Две башни, почти Толкиен, но в Москве" – там немного про Сущевскую полицейскую часть, почитать можно здесь.

УБИЙСТВО №1 "ВЕК XIX, 1850 ГОД".

В доме №21 по Брюсовому переулку, известном также, как "Дом Гудовичей", с 1847 по 1849/1850 (даты разнятся) проживал импозантный дворянин по имени Александр Васильевич Сухово-Кобылин, вошедший в российскую историю, благодаря своим произведениям для театра и судебному процессу, увековечившему в истории его оригинальную двойную фамилию.

Читайте также:  Каким был Толстой? 19 редких фотографий писателя

В начале 40-х годов XIX века, Александр Васильевич путешествовал по Франции, где встретил и, вроде бы, полюбил парижскую модистку (и, по некоторым утверждениям, куртизанку) Луизу Симон-Диманш. Страсть была столь глубока, что Сухово-Кобылин не поленился перевезти пассию в Москву и поселить в 5-комнатной квартире как раз здесь, в доме Гудовичей. Отношения Александра и Луизы были бурными и не всегда счастливыми. Современники оценивали Сухово-Кобылина, как человека, с одной стороны, интеллектуального и обходительного, а с другой – очень жесткого (и, подчас, жестокого). Женщину тяготил неопределенный статус – дворянин вполне был доволен её положением любовницы, и не собирался дополнительно скандализировать общество и брать её в законные жёны. Тем более, что к 1850-ому Александр Васильевич к француженке охладел и всерьез увлекся Надеждой Ивановной Нарышкиной (урожденной баронессой Кнорринг), которую даже намеревался отбить у мужа. Понятное дело, что наличие Луизы начало его тяготить.

7 ноября 1850 года, Луиза Симон-Диманш вышла из дома и не вернулась. Узнав об этом на следующий день, Сухово-Кобылин начал её спешные поиски, что уже показалось многим подозрительным – это был не первый раз, когда француженка не приходила ночевать домой. 9 ноября Александр Васильевич дошёл аж до московского полицмейстера. В тот же день, тело убитой Симон-Диманш было найдено неподалёку от Ваганьковского кладбища.

Следствие разрабатывало три версии произошедшего: подозреваемым №1 был сам Сухово-Кобылин (лично или посредством нанятых душегубов избавившийся от неудобной любовницы), №2 – мадам Нарышкина (ревновавшая Александра Васильевича к француженке), а под №3 шли слуги Симон-Диманш, которых "подарил" ей дворянин (мотивом могла стать личная неприязнь или жажда наживы). Расследование длилось более 6 лет и закончилось, по сути, ничем – установить истинных убийц Луизы Симон-Диманш не удалось. За время следствия, Сухово-Кобылин дважды заключался под стражу. Этот опыт позволил ему раскрыть дотоле дремавшие творческие способности и написать трилогию пьес под общим названием "Картины прошедшего", ставших классикой русского театра второй половины XIX века.

Желающих более полного описания всех перипетий следствия направляю к замечательному подкасту "Радио Маяк" из цикла "Товарищ полицейский", посвящённому 300-летию русской полиции/милиции.


Читайте также:  Мария Тальбот - женщина, разбившая сердце Анне Болейн

УБИЙСТВО №2 "ВЕК XX, 1939 ГОД".

Переносимся почти на 100 лет вперед. В 1928 году напротив особняка Гудовичей архитектор Иван Рерберг возводит в стиле конструктивизма/рационализма дом №12, получивший название "Дом Артистов". Квартиры здесь получил цвет московской театральной сцены Москвы, включая великого режиссёра Всеволода Мейерхольда и его жену, актрису Зинаиду Райх. Для неё это был второй брак – с 1917 по 1921 молодая женщина была замужем за Сергеем Есениным.

Известность оба получили в течение 1920-х, когда в первые годы после Гражданской войны, в эпоху НЭПа, приветствовались авангардные, эстетские, нетипичные проявления искусства. "ГОСТИМ" (Государственный театр имени Мейерхольда) царил на сцене вплоть до 1930-х, когда авангард уступил место соцреализму, а Сталин стал единоличным властителем СССР. В 1934 году, Иосиф Виссарионович посмотрел "Даму с камелиями"в постановке Мейерхольда, главную роль в спектакле играла Зинаида Райх. Спектакль вождю не понравился, и он не поскупился на критику. В ответ, Райх заявила: "Сталин не разбирается в искусстве".

Источник

Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий