Участие новгородцев в Куликовской битве

Участие новгородцев в Куликовской битве

События на Куликовом поле были знаковым событием для освобождения России, а участие контингентов из разных частей нашей Родины поводом нескончаемых склок и конфликтов.

Интересна роль Брянских ополчений, ведь даже знаменитые Пересвет и Ослябя- происходят из Брянска. Это же касается и участия новгородцев в этой битве.
Многие историки склонны были подвергать сомнению и даже отрицать факт присутствия новгородцев в составе войска Дмитрия Донского. Поводом для сомнений являлось отсутствие сведений об этом в старших летописях Новгорода и Москвы. Это настоятельно побуждает привести и прокомментировать важнейшие исторические свидетельства, которые подтверждают участие новгородского контингента в Куликовой битве.

Сохранившиеся новгородские письменные источники, где об этом сообщено, — тексты сравнительно поздние: самый ранний из них дошел в списке XVI столетия, хотя оригинал этой рукописи относился к третьей четверти XV века. Но есть почти современный Куликовской битве и весьма авторитетный московский памятник, хорошо известный в науке, правда – используемый чаще литературоведами, чем историками. Это так называемая «Задонщина», датируемая 80-ми годами XIV века. Здесь дана образная картина сбора русских войск:

«На Москве кони ръжут, звенит слава руская по всей земли Рускои, трубы трубят на Коломне, в бубны бьют в Серпохове, стоят стязи у Дону у великого на брези, звонят колоколы вечныа в Великом Новегороде. Стоят люди новгородцы у святой Софеи, а рькучи: «Уже нам, братие, на пособье великому князю Дмитрию Ивановичу не поспеть».

И как слово изговаривая, уже бо яко орлы слетешася, и выехали посадникы из Великого Новагорода 70000 к великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его князю Владимиру Ондреевичю на пособье к славному граду Москве». В конце «Задонщины» еще раз сказано о новгородских участниках Куликовской битвы – при исчислении погибших в ней князей и бояр. После московских бояр и белозерских князей на третьем месте названы новгородцы, далее последовательно фигурируют убитые на Куликовом поле бояре еще двенадцати областей Русской земли.

Почти современны Куликовской битве и источники вещественные. В 1381-1382 гг. новгородцы возвели два каменных храма: Дмитрия Солунского на Славкове улице и Рождества Христова на Поле.

Участие новгородцев в Куликовской битве

церковь Дмитрия Солунского

Старшие летописи Новгорода, как обычно, сообщали об этом очень скупо. Однако уже из самого факта построения именно в Новгороде церкви в честь небесного покровителя Дмитрия Донского на другой год после Куликовской битвы очевидна тесная связь одного события с другим. Полвека назад в хранилище рукописей Новгородского музея мне даже посчастливилось обнаружить краткую летопись самого храма Дмитрия Солунского. В ней говорится, что он возведен "по обещанию великаго князя Димитрия Донского", данному этим князем во время Куликовской битвы. Тогда же мной была введена в науку Новгородская Погодинская летопись, существующая, как оказалось, во многих рукописях. Первоначальная редакция этой летописи, сообщая о построении церкви Дмитрия Солунского, уточняла, что она была заложена «по завету о победе на Мамая». В краткой редакции той же летописи сказано, что эта церковь – «обещанная, чтобы Бог пособил победита Мамая безбожнаго князю Димитрию».

Что касается храма Рождества, то существовал его синодик, переписанный с древнего в XVIII в. и цитировавшийся архимандритом Макарием в его двухтомном труде о новгородских древностях. Этот синодик прямо называл князя Дмитрия Донского одним из четырнадцати перечисленных поименно строителей церкви, заложенной в 1381 г. и оконченной в 1382 г. Возведение храма «по обещанию», по «завету», даваемому в критических обстоятельствах, – довольно обычное явление в средневековой Руси. Но, естественно, что Дмитрий Донской не был бы причастен к построению этих церквей, если бы Новгород, в нарушение договора с ним, не принял участия в войне 1380 года. Если обещание самого великого князя и можно расценивать как позднейший домысел летописца церкви Дмитрия Солунского, то, все равно, построить в Новгороде «обещанную» церковь в связи с этой войной могли только участвовавшие в ней новгородцы.

Девяносто пять лет назад опубликован древнейший новгородский синодик, принадлежавший церкви Бориса и Глеба на Торговой стороне. Основная часть синодика была переписана с более древнего оригинала в середине XVI в. В этой части содержится поминовение «на Дону избиеных братии нашей при велицем князи Дмитреи Ивановичи». Несомненно, что речь идет именно о павших в 1380 г. новгородцах, так как все остальные поминания этого раздела синодика явно относятся только к жителям Новгорода и новгородской земли, погибшим в разных военных столкновениях более чем за двести лет: с 1240 по 1456 г.

Читайте также:  Как на самом деле выглядела София Палеолог

Существенно, что последним по хронологии является поминовение новгородцев, погибших в 1456 г. под Руссой от войск Василия Темного, когда потерпевший поражение новгородский отряд составлял всего 5000 воинов и, но нет поминания павших в 1471 г. в Шелонской битве от войск Ивана III…Это свидетельствует, что оригинал интересующей нас части синодика был написан, во всяком случае, ранее 1471 г. Следовательно, она была завершена в то время, когда после войны 1380 г. прошло от 76 до 90 лет, т.е. еще при живых сыновьях и внуках участников этой войны. Таким образом, упоминание синодика о новгородцах, убитых на Дону при великом князе Дмитрии Ивановиче, заслуживает полного доверия. Это прямое свидетельство вполне надежного источника не оставляет сомнений, что участие новгородцев в Куликовской битве – исторический факт.

Молчание же об этом факте новгородских и московских летописцев XIV-XVI вв. имело достаточно веские причины. Они вполне объясняются тогдашней исторической обстановкой и некоторыми малоизвестными конкретными обстоятельствами войны 1380 года.

Хорошо известно, что отношения между Москвой и Новгородом в XIV и XV столетиях по большей части были натянутыми, а нередко -и враждебными, вплоть до открытых военных столкновений. Но был период продолжительностью около десяти лет, когда отношения эти стали настолько дружественными, что превратились в военный союз, оформленный даже особым договором. Этот период относится к правлению Дмитрия Донского. Оборонительный союзный договор между ним и Новгородской республикой, заключенный в середине 70-х гг. XIV в. (т.е. примерно за 5 лет до Куликовской битвы), предусматривал взаимные обязательства против потенциальных общих противников, точно названных в тексте. Татары, непосредственно никогда не угрожавшие Новгороду, в договоре не упомянуты. Но зато на первом месте названы были литовские князья, не раз воевавшие до того и против Новгорода, и против Москвы. Договор обязывал новгородцев в случае войны Литвы против московского великого князя Дмитрия Ивановича оказать ему помощь своими войсками.

Все русские летописи, где содержится сколько-нибудь подробное описание войны 1380 г., сообщают, что литовский великий князь Ягайло вступил в союзные отношения с Мамаем и что литовское войско отправилось на соединение с татарским, как только Мамай вступил в пределы русских земель. Следовательно, Новгород должен был оказать военную помощь Москве не только из общерусского патриотизма, а и во исполнение своих договорных обязательств. Весной 1380 г., т. е. всего за несколько месяцев до начала военных действий, взаимные обещания были, очевидно, подтверждены прибывшим в Москву новгородским посольством, беспрецедентным по авторитетности его участников. Новгородская летопись сообщает, что во время этих переговоров великий князь торжественно подтвердил свои прежние обязательства по отношению к Новгороду. Вряд ли можно сомневаться, что аналогичные заверения были даны и со стороны Новгородской республики. От ее имени переговоры вел тогдашний глава ее – архиепископ Алексей, два посадника и три боярина от городских концов (таким образом, очевидно, каждый из пяти концов Новгорода прислал своего отдельного полномочного представителя).

Согласно летописям, великий князь узнал о выступлении Ягайла на помощь татарам довольно поздно — в августе 1380 г., т.е. всего за месяц до сражения на Куликовом поле, когда войска Мамая были уже у русских границ. Ещё через несколько дней эта весть могла достичь Новгорода. Собрать ополчение в разгар полевых работ, вооружить его и совершить пеший переход на расстояние около тысячи километров было невозможно за короткий срок, оставшийся до ожидаемого соединения армий Мамая и Ягайла.

Участие новгородцев в Куликовской битве

В ситуации, отраженной летописями, была осуществима только ограниченная поддержка, которую мог оказать московскому князю Новгород. Это – отправка сравнительно небольшого конного войска из числа тех сил, какие содержались Новгородом постоянно на случай непредвиденной военной опасности. Очевидно, что правители Новгородской республики, ожидая войну с Литвой, границы которой находились вблизи Новгорода, и, имея к тому же постоянную угрозу со стороны Тевтонского ордена, не желали оставить сам Новгород без надежной защиты. Значительная часть его наличных военных сил была сохранена в пределах Новгородской земли.

Читайте также:  Самая позорная смерть императора — гибель Гелиогабала

Летописная повесть о Куликовской битве, ориентированная на Москву и вошедшая в сохранившиеся памятники летописания XV-XVI вв., главное внимание уделила, естественно, самому Дмитрию Донскому и его подручным князьям. Эта повесть крайне суммарно говорит о сборе войск из русских земель под знамена великого князя московского: «и собрав вой своих 100 тысящь и сто, опроче князей русьскых и воевод местных <… > Бяше всее силы и всех ратей числом с полтораста тысящь или с двесте тысящь». Здесь не упомянуто ни одного княжества и ни одной области, хотя из текста явствует, что в помощь Москве другие области Руси прислали крупные по тому времени силы – от сорока, до девяноста тысяч воинов. Неудивительно, что эта Летописная повесть, возникшая уже в период враждебных отношений между Москвой и Новгородом, об участии его в войне не сообщает: составление этой повести, как свидетельствует ее содержание, относится к 1386 г., а как раз в этом году Дмитрий Донской совершал поход на Новгород.

Летописная повесть сообщает коротко о возвращении войск Дмитрия Донского в Москву. Новгородцы же должны были, очевидно, двигаться в Новгород не через Москву, которая находилась в стороне от направления их пути, а вдоль литовской границы, проходившей в то время недалеко от Тулы, через Калугу, вблизи Ржева и севернее Торопца. Сведений о возвращении новгородского отряда в русских источниках нет.

Немалую ценность представляют в данной связи показания немецких хроник, почему-то почти не привлекавшиеся историками войны 1380 г. Эти данные помогают объяснить странное лишь на первый взгляд молчание старших новгородских летописей об участии в войне новгородцев.

Две современные событиям хроники – Детмара и Иоганна фон Позильге сравнительно подробно сообщают под 1380 г. о «великой битве» между русскими и татарами: «Там сражалось народу с обеих сторон четыреста тысяч. Русские выиграли битву. Когда они отправились домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и литовцы отняли у русских их добычу и убили их много на поле» (цитировано по Детмару) и. Сходно сообщает о Куликовской битве и писавший сто лет спустя немецкий историк Альберт Кранц, ошибочно отнесший, однако, событие к 1381 г. Здесь же он указывает, что в этом году в Любеке собрался съезд представителей всех городов Ганзы. На последнее обстоятельство обратил внимание уже Н.М. Карамзин, заметивший, что «оно может изъяснить, каким образом сведали в Германии о Донской битве: купцы ганзейские, в 1381 году имевшие съезд в Любеке, могли привезти туда вести из Новагорода с ними союзного» .

Действительно, Детмар писал свою хронику как раз в Любеке, а Позильге – в Ризенбурге, расположенном вблизи Данцига и Эльбинга, представители которых были на ганзейском съезде в Любеке в июне 1381 г. Это был особенно крупный съезд, и как раз на нем обсуждался целый ряд вопросов, непосредственно относившихся к Новгороду.

Несомненно, что и хроника Позильге, и хроника Детмара, и «Вандалия» Кранца в данном известии имеют один общий немецкий источник. Это доказывается их общей и весьма характерной географической неточностью: они сообщают, что победа русских над татарами в 1380 г. произошла «у Синей Воды» («bi Blowasser», «bie dem Bloen Wassir»), причем даже латинский текст Кранца дает название по-немецки («Flawasser»). Место Куликовской битвы, по-видимому, отождествлено с местом сражения, происшедшего на Украине между литовцами и татарами в 1363 г. Характер ошибки подтверждает догадку Н.М. Карамзина. По всей видимости, перед нами неверно понятое и отсюда – неверно переведенное русское словосочетание «у Синего Дона».

Именно немецкий купец, которому русские рассказали о великой битве с татарами у Синего Дона, мог перевести это потом своим соотечественникам как «bie dem Bloen Wassir» – возможно под влиянием услышанного им раньше известия о другом бое с татарами у Синей воды. Следовательно, информатор, от которого эти сведения попали к хронистам, пользовался именно русским устным рассказом. Значит, сам рассказ этот, скорее всего, исходил (непосредственно или опосредованно) именно от новгородских участников войны, так как Ганза имела свои конторы на Руси только в двух пунктах – Новгороде и соседнем с ним Пскове.

Читайте также:  Два Ивана Грозных: почему Карамзин лгал об Иване IV?

Очевидно, что новгородский устный рассказ, к которому восходят сведения немецких хронистов, сообщал не о судьбе главных сил Дмитрия Донского. Московские летописи, весьма раздраженно отзывающиеся о союзниках Мамая, не умолчали бы о нападении литовцев на войско, возвращавшееся в Москву. Эти летописи сообщают о враждебных действиях князя Олега Рязанского в отношении тех, «кто поехал с Доновского побоища домовь, к Москве, сквозе его отчину Рязанскую землю», хотя это были не боевые столкновения военных отрядов, а всего лишь случаи задержания отдельных лиц, затем отпущенных после отнятия добычи («велел имати и грабити, и нагых пущати»).

Остается признать единственно приемлемым самое естественное объяснение. Немецкие хроники сообщали о нападении литовского войска на новгородский отряд, возвращавшийся со своей частью военной добычи в Новгород вдоль литовского рубежа. Весьма возможно, что справедливо и дополнительное указание Кранца, который пишет, что в этом нападении участвовали также татары: часть бежавших с Куликова поля татар могла присоединиться к литовским отрядам.

О том, что такое нападение действительно произошло, позволяет судить и совершенно независимый от новгородской устной традиции источник. Сохранилась запись Епифания Премудрого, бывшего в то время монахом Троице-Сергиева монастыря, на богослужебной рукописи, датированная 20 сентября 1380 г. (т.е. через 12 дней после Куликовской битвы): «весть приде, яко литва грядут с агаряны» (т.е. с татарами). Эта весть, заставшая войско Дмитрия Донского на подходе к Коломне, вероятно, и побудила его приостановить здесь с 21 сентября на четыре дня свое обратное движение к Москве. Однако столкновение с новгородцами, надо думать, достаточно исчерпало военный потенциал литовцев, а отнятая добыча побуждала вернуться, не подвергая себя риску сражения с более крупными русскими силами. Остатки же новгородского отряда, очевидно, и принесли в Новгород вести, которые попали отсюда к немецким хронистам через участников ганзейского съезда 1381 г.

Легко понять, почему старшие летописи Новгорода не поместили специальных записей о роли новгородцев в войне 1380 г. Эта война окончилась победоносно для всех участвовавших в ней на стороне Москвы русских войск – за исключением новгородского. Так как оно было сравнительно небольшим, эпизод сочли недостаточно существенным для закрепления в летописи. [Новгородские летописи того времени не раз умалчивали и о других военных мероприятиях новгородцев. Сведения о происходивших в тот же период походах новгородских ушкуйников известны по преимуществу из неновгородских источников, хотя эти походы сопровождались даже взятием важных городов и возглавлялись иногда видными новгородскими боярами, один из которых впоследствии был даже посадником. Тем более, что в 1382 г. произошел разгром Москвы Тохтамышем, а затем ухудшились ее отношения с Новгородом, что привело к войне между ними уже в 1386 г.

Литература:

Азбелев С.Н. Новгород и Куликовская битва.

Подписывайтесь на мой канал https://zen.yandex.ru/profile/editor/historyrus

Русь, сложение государства в IX веке. Венеды и северяне, часть гуннов, ставшие основой новой общности. https://ridero.ru/books/rus_slozhenie_gosudarstva_v_ix_veke_venedy_i_severyane_chast_gunnov_stavshie_osnovoi_novoi_obshnosti/ Гунны, Народ, пришедший с Ямала. Аттила, каган гуннов из рода Вельсунгов https://ridero.ru/books/gunny_narod_prishedshii_s_yamala_attila_kagan_gunnov_iz_roda_velsungov/ Крито-микенская культура и религия как часть индоевропейской культуры эпохи бронзового века https://ridero.ru/books/krito-mikenskaya_kultura_i_religiya_kak_chast_indoevropeiskoi_kultury_epokhi_bronzovogo_veka/ Царевна-Лебедь с Золотой Горы. Легенды Севера https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/carevna-lebed-s-zolotoy-gory-legendy-severa/ Мертвая царевна и Семеро Грезящих https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/mertvaya-carevna-i-semero-grezyaschih/ Близнецы с Алатырь-острова. Дети Мертвой Матери https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/bliz-63494153/ Сын звезды, рожденный горой. Александр Великий https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/syn–63482592/Под стук колес «Сергея Есенина» https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/pod-stuk-koles-sergeya-esenina/Шереметев. Лабиринты познанияhttps://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/sheremetev-labirinty-poznaniya/ Камни парка «Коломенское». Нить правды https://ridero.ru/books/kamni_parka_kolomenskoe_nit_pravdy/Белый колет и фригийский колпак https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/belyy-kolet-i-frigiyskiy-kolpak/ Шереметев. Лабиринты Познания https://ridero.ru/books/sheremetev_labirinty_poznaniya/ Лабиринты и тайны познания https://ridero.ru/books/labirinty_i_tainy_poznaniya Белый колет и фригийский колпак https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/belyy-kolet-i-frigiyskiy-kolpak/ Лабиринты и тайны познания https://ridero.ru/books/labirinty_i_tainy_poznaniya/ Близнецы с Алатырь-острова. Сын Звезды, рожденный горой. Александр Великий. Романы. https://ridero.ru/books/bliznecy_s_alatyr-ostrova_syn_zvezdy_rozhdennyi_goroi_aleksandr_velikii_romany/ Мертвые Царевны. Стражи Приобья https://ridero.ru/books/mertvye_carevny_strazhi_priobya /Золотая цепь гомерова/ https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/zolotaya-cep-gomerova/Грядущий Апокалипсис. Пробуждение Царевен https://www.litres.ru/sergey-solovev-18521949/gryaduschiy-apokalipsis-probuzhdenie-careven/

Источник

Нина Кузнецова
Главный редактор , youtesla.ru
Более 30 лет я занимаюсь наукой и технологиями. Товарищи советовали мне делиться самым интересным на просторах интернета. Изучение нового и неопознанного это моя жизнь, узнавайте самое интересное со мной.
Оцените статью
YouTesla.ru
Добавить комментарий